Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Category:

О Маргарет Мид

Хал Хеллман

ВЕЛИКИЕ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

В НАУКЕ

 

Фриман против Мид

Природа против воспитания 

На момент выхода книги Маргарет Мид «Взросление на Самоа» (1928) в ученом мире еще продолжались дебаты относительно истоков человеческого поведения. Самые разные ученые, исследовав и правительственные чиновники заново открыли для работу Менделя по генетике и воздвигли на ее основе донаучное сооружение, согласно которому поведение века определяется генами. К сожалению, это стало мощной поддержкой для расистов и специалистов по евгенике, которые стремились улучшить человеческий род с помои метода под названием "селекционное разведение". С другой стороны, находились так называемые "воспитатели", или культурные детерминисты, утверждавшие, что поведение человека во многом или даже всецело является результатом воздействия культуры и окружения. Поэтому, продолжали они, хотя селекционное разведение может быть успешным в случае с животными, его бесполезно и просто опасно применять к людям.                 ;

 

Казалось, у этих точек зрения нет ничего общего. Неизбежным результатом стал интеллектуальный хаос, когда да некоторые генетики заявляли, что заменили Дарвина.

Спор стал просто безобразным, когда евгеника начала превращаться в откровенный расизм. Законодателям и политикам навязывалась мысль, что теперь, наконец, мы сможем решить все проблемы общества. Среди решений были стерилизация "низших" народов и ограничение иммиграции из "менее развитых" стран. Хотя многие первые антропологи разделяли расистские взгляды, некоторые заметные специалисты, например Франц Боас, наставник Мид в Колумбийском университете, резко выступали против них.

Мид практически в одиночку порвала с евгеникой, причем сделала это с помощью самого неожиданного оружия — книги, написанной поразительно романтичным, почти цветистым языком. В одной из глав под названием "День на Самоа" она писала: "Когда мягких коричневых крыш касается рассвет, а стройные пальмы выступают из темноты на фоне бесцветного, мерцающего моря, влюбленные тайком возвращаются домой со свидания под пальмой или в тени вытянутых на песок каноэ, чтобы солнечный свет застал всех спящими на положенном месте"4. А также: "Наконец остается лишь приглушенный рокот прибоя и шепот влюбленных"5. Свидание? Влюбленные? Какое отношение все это имеет к евгенике и расизму?

 

Отрицательный пример

Однажды Альберт Эйнштейн заметил, что никакие эксперименты не смогут доказать правоту его теории относительности, зато единственный эксперимент, который можно будет повторить, докажет, что эта теория неверна. Книга "Взросление на Самоа" произвела эффект разорвавшейся бомбы, это как раз и был тот самый единственный эксперимент, сделавший для антропологии, социологии и психологии то, чего Эйнштейн опасался для своей теории относительности. Она в пух и прах разбила учение евгеники, по крайней мере на некоторое время.

Обычно говорят, что это произошло благодаря тонкой интуиции Мид и Боаса, руководителя ее докторской диссертации в Колумбийском университете. Но на самом деле такая идея возникла вследствие широкого круга интересов Мид, который проявился уже в столь молодом возрасте, как 23 года. Среди прочего ее интересовала и психологическая тематика — до того как заняться антропологией» Мид едва не получила степень магистра психологии. Более того, у книги "Взросление на Самоа" есть подзаголовок: "Психологическое исследование молодежи примитивных сообществ с позиции цивилизации Запада". Конечно же, большое значение имели ее гуманитарные наклонности и хорошее понимание молодежи, а также все более глубокое знакомство с самыми разными подростками, в том числе и с молодыми иммигрантами, приезжающими в США.

Все эти факторы привели к тому, что Мид задумалась над проблемой юности в разных сообществах. Ей казалось что в них наблюдается больше различий, чем сходства. этого наблюдения и возникла блестящая идея поспорить с традиционным мнением с помощью метода, который с тех пор получил название "отрицательный пример".

Если бы можно было найти общество, в котором молодые люди не испытывают тех стрессов, от которых, похоже, страдает американская молодежь, тогда стало бы ясно что то, что жители Запада привыкли называть юношеским "бунтарством" и считать вполне естественным поведением, на самом деле обусловлено влиянием культуры. Кроме того, Мид предполагала, что где-то на острова Южных морей можно найти культуру, в которой переход от детства к взрослой жизни происходит не так болезненно, как в западной цивилизации. И она действительно нашла ее — в нескольких деревнях на островах Самоа. Проще говоря, Мид пришла к выводу, что самоанская культура смогла обеспечить сравнительно легкий переход щ взрослую жизнь для группы из 50 молодых девушек, которых она наблюдала в момент их совершеннолетия.

Рукопись объемом в целую книгу очень скоро нашла своего издателя. Чтобы сделать ее еще более продаваемой, редактор предложил включить несколько дополнительных глав, написанных в популярном стиле, и попытаться обобщить некоторые моменты, имеющие отношение к культуре США.

В свойственной ей манере Мид подхватила эту идею и реализовала ее, создав смелое сравнение самоанской и американской культур, причем не всегда в пользу последней. Например: "Не очень приятно осознавать, что у нас сформировался такой тип семьи, в котором зачастую наносится вред эмоциональной жизни человека, а его взросление происходит так запутанно, что это влияет на всю его дальнейшую жизнь".

Ученые критики поражались: да кто она такая, чтобы позволять себе учить нас, как воспитывать наших детей? Еще одним камнем преткновения во многих спорах был сделанный Мид вывод, что легкость, с которой взрослеют самоанцы, во многом объясняется более свободной атмосферой. Жители Самоа показались ей нежными, миролюбивыми и лишенными чувства зависти. Но что еще важнее, она обнаружила, что, за некоторыми исключениями, которые объясняются высоким социальным положением, они также мирятся со свободной подростковой любовью. В результате секс среди самоанской молодежи был "естественным и приятным"7, что позволяло сгладить их переход из детства во взрослую жизнь, другими словами, стать совершеннолетними.

В США же, напротив, "если к неудачному опыту добавить чувство, что этот опыт сам по себе неправилен, а также необходимость соблюдения секретности, ложь, страх, то появляется такое сильное напряжение, что срыв часто просто неизбежен". Такая мысль, естественно, не понравилась многим американским читателям Мид, особенно тем, кто воспитывался в строгой авторитарной атмосфере, типичной для большей территории страны.

И все же Мид сказала веское слово, и помимо того, что вызывала обожание публики, она также заставила многих заинтересоваться антропологией, социологией и пси хологией. В течение 55 лет ситуация оставалась практически без изменений, а исследовательнице оказывалась непрерывная поддержка. В 1972 году видный антрополог; И. Адамсон Гобел назвал книгу "Взросление на Самоа" "классическим примером" использования полевых исследований в качестве эквивалента экспериментальной лаборатории. "Отрицательный пример" прекрасно справился с задачей.

На момент смерти Мид в 1978 году ее авторитет по-прежнему был непоколебимым. "Взросление на Самоа"; оставалась, наверное, самой популярной из когда-либо; изданных книг по антропологии, она выдержала издания; на 16 языках миллионными тиражами, а множество студентов зачитывались ею.

Неизбежно находились и сомневающиеся, особенно после 1975 года, когда Эдвард О. Уилсон изложил свои пронатуристские взгляды в книге "Социология: новый синтез". Некоторые антропологи тоже полагали, что Мид слишком далеко зашла в некоторых выводах и обобщениях, а также что она оказалась более успешным популяризатором, чем ученым.; Более того, как сказала в 1983 году Лола Романуччи-Росс: хотя "Маргарет Мид превзошла многих представителей своего поколения благодаря множеству разнообразны талантов... ее никогда нельзя было упрекнуть в излишней дотошности и скрупулезности в лингвистике, истории и этнографии". Мид очень много путешествовала и за-'< работала много денег, что также вызывало нарекания.

Но все они звучали исподтишка. Возможно, недовольные не собирались бросать вызов прославленной Маргарет, а может, как предполагают некоторые, просто не рисковали, Хотя Мид была щедрой и помогала тем, кто ей нравился, она могла быть властной и нетерпимой. Своим любимым словечком "вздор" она добивалась сокрушительного эффекта. Кроме того, она располагала значительной властью в распределении грантов и приеме на работу. Поэтому все жалобы и ворчание были незаметны до тех пор, пока...

 

Исторический день

Утром 31 января 1983 года, всего через четыре года после выхода знаменитой статьи о Джохансоне и Лики, читателей привлек заголовок в левом нижнем углу первой страницы Нью-Йорк Таймс: "Новая книга о Самоа опровергает выводы Маргарет Мид". Первое предложение звучало так: "Книга, утверждающая, что антрополог Маргарет Мид допустила серьезную ошибку в описании культуры и характера жителей Самоа, вызвала горячие споры среди ученых-бихевиористов".

Новая книга называлась "Маргарет Мид и Самоа: создание антропологического мифа", а ее автором оказался Дерек Фриман, заслуженный профессор Австралийского национального университета, который в течение многих лет изучал культуры островов Западного Самоа. И снова читатель задавался вопросом: почему эта тема попала на первую страницу?

Возможно, все объяснялось тем, что книга вышла в глубокоуважаемом издательстве? Нет, вряд ли. Научные труды Гарварда редко попадают в газеты. Настоящая причина излагалась дальше в статье, и на этот раз она напоминала противостояние Коупа и Марша, поскольку Фриман заявлял, что многие утверждения Мид относительно Самоа "абсолютно ошибочны, а некоторые из них просто нелепы". Самоанцы не только не склонны к свободному занятию сексом, но, возможно, "у них культ девственности еще более почитаем, чем в любой другой культуре, известной антропологии". Казалось, автор говорит, что практически все в книге Мид — ошибка. В телефонном разговоре с репортером газеты Фриман подтвердил: "Нет другого примера подобного самообмана за всю историю поведенческих наук".

Мид, к сожалению, уже не могла защищаться, хотя такая битва ей бы точно понравилась. На ее защиту встали многие, но они оказались в странной ситуации.

Во-первых, статья в Таймс появилась за два месяца , официального выхода книги. А что еще важнее, за не сколько месяцев до этого Фриман объездил полмира, выступая с целым рядом интервью. Его уверенные манеры и готовность вступить в бой нравились ведущим, пренебрежительные комментарии о культурных детерминистах тоже никому не мешали. Но проблема заключалась в том, что когда репортеры почувствовали сенсацию не заставившую себя долго ждать, и попытались узнать мнение других антропологов, эти несчастные вынуждены были давать комментарии, еще не видев книги Фримана.

Когда она наконец вышла, в средствах массовой информации произошел еще один взрыв, который, естественно, был только на руку издателю и самому Фриману Как правило, внимание прессы быстро переключаете на другое, но в данном случае интерес не угас. Казалось у всех было что сказать: в книгах, отзывах на книги, комментариях к этим отзывам, ответах на комментарии конечно же, в статьях и докладах высказывались самые разные точки зрения.

Подключились историки, социологи, психологи и даже психиатры. Вера Рубин, директор нью-йоркского Исследовательского института по изучению человека, опубликовала одну из самых разгромных статей. Она писала, что Фриман "напыщенно бросает вызов "мифологической" работ Мид", а его ответ называет "вероятно, эквивалентом сопора из-за пилтдаунского человека, только в поведенчески науках. Однако при этом он пользуется как минимум сомнительными методами. После тщательного изучения его высказываний становится очевидным, что саркастическая атака на Мид просто не выдерживает критики". Позже она добавляет: "Вполне оправданно будет воспользоваться против Фримана его же обвинением в адрес Мид, что ее работа основывается на совершенных противоречиях".

Одним из обвинений, выдвинутых Фриманом, было то, что Мид больше интересовала идеология (т.е. поддержка позиции культурного детерминизма), чем основательные исследования, и поэтому она проигнорировала все факты, свидетельствующие против подхода воспитания. Относительно ее последователей он позже писал, что "поколение конца 1920-х годов, склонное поддерживать бихевиоризм, и восприняло ее идеи с восторгом"14.

Защитники Мид ответили точно такими же обвинениями, но, конечно же, нацеленными в другую сторону. Микаэла ди Леонардо, которая преподает антропологию и ведет женские курсы в Северо-Западном университете, выступила против "реакционного безумия вокруг нападок Дерека Фримана в 1983 году на исследования жителей Самоа, проведенные Маргарет Мид".

С другой стороны, неизбежная реакция снова перевернула весь спор. Фриман в своих обвинениях исходил из собственных исследований Западного Самоа и утверждал, что его выводы — о том, что самоанцы во многом отличаются от того описания, которое дала Маргарет Мид — идеально применимы и для американской части этих островов. Но это не так, заявляли сторонники Мид и приводили множество примеров того, насколько отличается Западный Самоа (этот остров крупнее, населеннее, развитее и т.д.), не говоря уже о том, что Фриман еще  и не начинал своих исследований, когда Мид уже провела работу на Самоа.

Более того, Мид сама признавала проблему, которая» может возникнуть, когда потомки ее информантов прочтут книгу или будущие исследователи попытаются по вторить или оценить ее работу, что часто бывает в науке Она даже отказывалась дополнять свою книгу данными последних исследований. В предисловии к изданию 1973 года (которое используется в нашей работе) Мид указывала: "Книга должна остаться, как и все антропологические изыскания, точно такой же, как была написана". В том же предисловии она писала: "Похоже, сейчас, крайне важно заявить, выкрикнуть как можно громче что речь идет о Самоа и США периода 1926-1928 годов. Не впадайте в заблуждение, надеясь обнаружить жизни на островах Ману в Американском Самоа точно такой же какой ее видела я. Помните, что я пишу о ваших бабушках и дедушках и прабабушках и прадедушках, когда они были молоды и беззаботны на островах Самоа или страдали под гнетом требований, которые испытывает молодежь в США"16.

Джеймс И. Коут подключился к спору в 1992 году, написав статью, а затем в 1994 году выпустив книгу, где ситуация рассматривается с точки зрения социолога, который особенно интересуется проблемами молодежи. Он утверждает, что "стандарты научного доказательства налагают на него [Фримана] обязательство предоставить неопровержимые доказательства. Если предложенные им факты можно интерпретировать как-то еще, то его выводы нельзя считать более убедительными, чем выводы Мид, а весь спор превращается всего лишь в борьбу одной интерпретации с другой... Таким образом, инсинуации, (мухи, результат личных бесед и цитаты из материалов, вырванные из контекста или произвольно объединенные друг с другом для создания "творческого коллажа" [во всем  том автор обвиняет Фримана], просто недопустимы"17.

Одним из примеров такого "творческого" мышления Коут считает заявление Фримана о том, что и Боас, и Мид были "совершенными детерминистами", т.е. полагали, что нее поведение в целом определяется культурой. В отличие от них Фриман утверждает, что он только пытается придать спору смысл, настаивая на интегрированной антропологии, т.е. на использовании в качестве культурных детерминантов как биологии, так и общества. Однако защитники Мид указывают на то, что ни Боас, ни Мид не занимали той крайней позиции, которую им приписывает Фриман.

Учитывая этот момент, Марвин Харрис, который до появления книги Фримана был одним из самых убежденных критиков Мид, добавляет: "То, что большинство антропологических факультетов в США предлагают различные курсы по физической антропологии, приматологии, медицинской антропологии, палеодемографии, биологии человека, генетике человека и человеческой психологии), во многом происходит благодаря Боасу, а не вопреки ему.

Лоуэлл Д. Холмс, который в 1954 году повторил работу Мид (насколько это вообще было возможно через 28 лет)  написал собственную книгу под названием «Поиск настоящего Самоа: дискуссия Мид-Фримана и ее подноготная". Он пишет: "Как можно заявлять, что  Боас не учитывал в своих исследованиях поведения чел века биологический компонент, просто уму непостижимо". Случай с Холмсом интересен. Во-первых, он посвят полвека изучению самоанской культуры, поэтому имеет все основания для комментария. Во-вторых, он никоим образом не является убежденным последователем а говорит, что вначале их взаимоотношения были весьма бурными, и на его первую книгу она написала "ужасающий отзыв». Тем не менее он утверждает: "Хотя я в нескольких вопросах не согласен с Мид, но хотел бы заявить, что, смотря на серьезную опасность совершить ошибку в первом научном исследовании, на ее юный возраст (23 года) и неопытность, я считаю, что достоверность ее самоанских исследований крайне высока".                             Когда Фриман узнал о таком выводе, он  написал Холмсу письмо (10 октября 1987 года): «Я сомневаюсь, что вы также знаете, что имя Маргарет Мид, вызывает проклятия на островах Ману'а (как и везде в Самоа) из-за ее книги... Более того, жители острова Та'у говорили мне, что, если бы она осмелилась вернуться, они бы связи ее и бросили на съедение акулам".                                 

"Позвольте заявить, — отвечает Холмс, — что, когда в 1971 году Маргарет Мид вернулась на Та'у на открытие электростанции, ее встретили с распростертыми объятия-ми, осыпали подарками и почестями". (Ману'а— группа островов в Американском Самоа; Та'у — один из этих островов, где расположены три деревни, которые в основном II описывала Мид в своей книге "Взросление на Самоа".) .

 

"Неопровержимые" доказательства

В 1991 году Фриман написал один из многих своих ответов на выдвинутые против него обвинения, объясняя, почему он решил, что в 1983 году было вполне своевременно выступить с возражениями против утверждений Мид. Затем он добавил: "С тех пор (Ргеетап, 1989) появились прямые доказательства— сродни тем, которые можно представить в любом суде — того, что самоанские и информанты Мид во многом разыграли ее. И именно в свете с этих и других фактов относительно ее исследований  необходимо сейчас оценивать книгу " Взросление на Самоа". Сами доказательства не озвучиваются, читателя отсылают за подробностями к изданию 1989 года, однако у него в мозгу откладывается утверждение о наличии неопровержимых "прямых доказательств".

Но насколько они неопровержимы? Статья, опубликованная Фриманом в 1989 году, начинается так: "В этой небольшой работе я излагаю крайне важные новые свидетельства, касающиеся исследований на островах Самоа, которые в 1926 году проводила Маргарет Мид". К этим "крайне важным новым свидетельствам" относились и рассказы Фа'апуа'а, одной из тех девушек, с которыми много лет назад общалась Мид. Тогда Фа'апуа'а признавала, что секс на островах достаточно свободен. Но 60 лет спустя она утверждает обратное. Более того, она заявляет, что и она, и другие информанты М ид просто разыграли исследовательницу. В 1987 году интервью с Фа'апуа'а было снято на пленку и вошло в документальный фильм "Маргарет Мид и Самоа"), показанный на телевидении в 1988 а затем направленный на многие антропологические факультеты по всей стране.

Если последние заявления Фа'апуа'а правдивы, тс естественно, вся работа Мид трещит по швам. Но неопровержимы ли эти доказательства? Хотя Фриман на самом деле этого не говорит, но его ссылка на судебное слушание подразумевает, что таких доказательств было бы статочно в любом суде. Однако при слушании дела решение суда присяжных должно быть единогласным, т.е.: присяжные должны прийти к единому мнению.

Но подобного, конечно же, не случилось, потому против единогласного решения нашлось множество возражений. Если в прошлый раз Фа'апуа'а солгала, то почему мы должны верить, что сейчас она говорит правду? Можно ли объяснить, почему она может лгать сейчас Безусловно.

Главное объяснение, которое отстаивают многие сторонники Мид, состоит в том, что со времени проведения Мид исследований на островах многое изменилось. Культура Самоа, как пыталась доказать сама Мид, меняется. Даже когда она изучала своих самоанцев, это обще никоим образом не было нетронутым. Миссионеры начали работать там задолго до этого, и в течение 80 лет население островов составляли в основном христиане.

Однако самоанское общество сложное, и старые привычки умирают медленно, поэтому многие ученые, изучавшие эту культуру, задавались вопросом, христианизировались ли самоанцы, а может, само христианство подверглось их влиянию. В то время Фа'апуа'а была тау ― девушкой из высшего общества, девственность которой охранялась особенно строго. С тех пор процесс христианизации продолжался наряду со многими другими влияниями со стороны США. Но в результате вполне могло случиться так, что Фа'апуа'а и другие люди ее поколения теперь просто беспокоятся о том, что тогда наговорили Мид. Ей может показаться, что сейчас лучше назвать себя исправившейся лгуньей, и, возможно, ей и другим информантам удастся переписать историю". Мартин Оранс, заслуженный профессор антропологии Калифорнийского университета в Риверсайде, получивший доступ к полевым заметкам Мид, твердо уверен, что ее не обманывали. Более того, он говорит: "Фа'апуа'а  не является автором ни одного факта во всех собранных сведениях. Кроме того, он отмечает: "Именно Мид мы всегда будем обязаны тем, что она сохранила свои полевые заметки, чтобы их можно было изучить... Многие антропологи признавались мне, что им никогда бы не хватило мужества для этого".

Между тем противостояние продолжалось. В 1991 году  Фриман заявил, что Мид "постоянно обманывалась" в ходе своих исследований, а книга "Взросление на Самоа" распространила эти заблуждения, став "одним из самых наглядных и любопытных примеров коллективного колективного заблуждения в истории наук о человеке". Среди вопросов, возникших в ходе критики работы Мид, звучал один, который заинтересовал и меня. Если подростковый секс был действительно настолько распространен, то как им удавалось избегать беременностей? Дж. Грант (преподаватель факультета социологии,  антропологии и философии в Университете Северного Кентукки) говорит, что на этот вопрос очень легко ответить, если подробнее изучить, какой именно секс описывает Мид. Грант указывает на то, что помимо полового существуют и другие виды секса. "В традиционной культуре Самоа, — пишет она, — самым привычным термином для понятия "секс" было слово, означающее "игра".

Еще одно возможное объяснение вытекает из процессов страения и связанных с ними личностных изменений: люди преклонного возраста (к которому принадлежала Фа'апуа'а 28 летт спустя после интервью с М. Мид) склонны к морали-упорству и умалению своих юношеских любовных похождении.

С 1990 года вышло пять книг об этом противстоянии. К ним относятся две самого Фримана, который по-прежнему нападает на Мид, а также защищает нападок на свою первую работу. Его последняя книга "Фатальная мистификация Маргарет Мид: исторический анализ ее самоанских исследований"), появилась в конце 1998 года. В ней во мне повторяются материалы его первой книги, но подробно говорится о переписке Мид и ее полевых заметках, а главное внимание уделено свидетельству Фа'апуа'а.

И снова Фриман утверждает, что представляет "Неопровержимые прямые доказательства", которые обязательно но убедят читателей в правильности его позиции. Но конечно же, книга просто вызвала новое обострение борьбы. Джеймс И. Коут полагает, что история Фримана "намного проще правды... что предоставляет ему преимущество перед теми учеными, которые пытаются в полной мере осветить исследования Мид на Самоа". Пол Шенкман заявляет, что "самые профессиональные антропологи утратили интерес к доводам Фримана. Его критика Мид и ведение этой отрасли науки далеко не совершенны. Однако те же доводы, которые оттолкнули антропологов, привлекли внимание журналистов, и теперь разумных модей заставляют комментировать мысли Фримана об истине, науке и эволюции". Шенкман называет работу Фримана "интеллектуальным препятствием на пути нашего понимания культуры Самоа, работы Маргарет Мид и всего состояния антропологии сегодня".

 

Два аспекта

Неужели у этого противостояния не будет конца? Чтобы найти ответ, необходимо разделить эту вражду на две части: 1) аспект природы и воспитания и 2) аспект Фримана и Мид.

По поводу споров из-за природы и воспитания Лола Гомануччи-Росс в 1983 году писала: "Признаю, что Маргарет Мид действительно доказала свою точку зрения, что культурные убеждения влияют на поведение, по крайней мере в американском обществе, на которое она сама так сильно повлияла. Разве мы не перешли за период с конца 1930х до конца 1960-х годов от социально подавляемых и отрицаемых сексуальных импульсов к социально приемлемой сексуальной свободе?"

 Точно так же Коут отмечает, что исследования конца 1990-х годов подтверждают скорее позицию Мид, чем Фримана.

Оранс, настроенный более критично, спрашивает, как такая "несовершенная работа", как "Взросление на Самоа", могла служить трамплином к славе? Он выдвгает две возможные причины. Во-первых, с самого появления культурной антропологии "ее практика была крайне ненаучной и более чем бесцеремонной в готовности принимать обобщения без эмпирического обоснования... Поэтому часто возникают утверждения, которые невозможно проверить. Взаимосвязи и концепции определены настолько неверно, что предоставляют слишком много возможностей заявлять, что любая проверка, предложенная для опровержения утверждений, не достигла желаемой цели". Во-вторых, мы, широкая публика, хотели, чтобы находки Мид оказались правильными. Автор говорит так: "Виноваты те из нас, кто, как и я, поняли требования науки, по не смогли указать на недостатки работы Мид, поэтому молчаливо поддерживали ее... Если бы преобладала идеология, противоположная изложенной в книге, мы, без сомнения, разорвали бы ее на части за ее научные просчеты". С более положительной точки зрения профессор Брэд Шор из Университета Эмори предполагает, что Фриман "выявил некоторые противоречия и сложности самоанской жизни".

Коут указывает на то, что Фриман "неопровержимо сигнализировал о разворачивавшейся на Самоа трагедии, а именно о трудностях, с которыми сталкиваются многие молодые самоанцы из-за культурных несоответствий, пришедших вместе с влиянием Запада". Он продолжает: "Более того, окончание этого противостояния вряд ли можно найти "где-то между" двумя версиями, как предполагают некоторые. Скорее, оно кроется в необходимости сложной и гибкой культуры, которая сохраняет свою целостность, используя силы, стремящиеся се изменить, и не поддаваясь легкому определению и пониманию. Защитная стратегия максимально возможного впитывания воздействия прежде, чем это воздействие затронет культуру, — вот что отмечала Мид".

В отзыве 1983 гс на книгу Фримана Холмс писал: "Я бы тоже с удовольствием стал победителем великанов, как это сейчас дела Фриман... Но не смог. Я нашел ту деревню, и поведениеее обитателей во многом было таким, как описывала Мид.

Наконец, похоже, мало кто сомневается, что если Фриман намеревался очернить Мид как ученого, то это удалось. Как это часто бывает в жизни политиков, когда жизнь человека рассматривается под микроскопом, любой недостаток во много раз увеличивается. Слухи инсинуации и преувеличенные суждения выходят на поверхность и остаются в голове читателя независимо того, оправданы они или нет. Мэри Кэтрин Бейтсон, дочь Мид (что, однако, не сделало ее автоматически сторонником Маргарет), полагает, что репутация матери действительно во многом пострадала. Она говорит: "До сих пор я встречаю людей, которые говорят: "Ах, Маргарет Мид! Разве ее работу не опровергли?"

Бейтсон, профессор антропологии в Университете Джорджа Мейсона, также утверждает, что "весь процесс был лишним, разрушительным и губительным, потому что антропологические данные использовались для принятия решений общественного характера". Из всех аспектов данного противостояния одного этого хватило бы, чтобы заставить Маргарет Мид перевернуться в гробу.

Итак, как привлечь к себе внимание? Мид сделала это по-своему, а Фриман - по-своему.

 

Tags: из прочитанного
Subscribe

  • (no subject)

    IX ЧЕРНЕЦОВ Когда я объявил батюшке о намерении своем определиться в военную службу, он сказал: "Что ж? Прекрасно! Где хочешь служи. Ведь не я…

  • (no subject)

    VII И ТО И СЕ Еще минул год. Опять весна. Опять чудные майские ночи... Есть речи, - значенье Темно иль ничтожно, Но им без волненья Внимать…

  • (no subject)

    VI ЖЕНИХ Прошло лет семь. Я готовился перейти на последний курс. Вокруг меня не осталось никого из приехавших в Москву в желтой карете. Аполлон,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    IX ЧЕРНЕЦОВ Когда я объявил батюшке о намерении своем определиться в военную службу, он сказал: "Что ж? Прекрасно! Где хочешь служи. Ведь не я…

  • (no subject)

    VII И ТО И СЕ Еще минул год. Опять весна. Опять чудные майские ночи... Есть речи, - значенье Темно иль ничтожно, Но им без волненья Внимать…

  • (no subject)

    VI ЖЕНИХ Прошло лет семь. Я готовился перейти на последний курс. Вокруг меня не осталось никого из приехавших в Москву в желтой карете. Аполлон,…