Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Categories:

Гордость и предубеждение глава 6 часть 2.

Джейн Остин. Раннее творчество.

 

Джейн Остин начала писать рано — в пятнадцать лет. Начала с пародийного романа «Любовь и друшба» повествующего о приключениях двух чрезвычайно сентиментальных дам, одна из которых постоянно падала в обмороки (и в конце концов умерла), а другая то и дело впадала в бешенство и выжила. Большой гурман от литературы Гилберт Кит Честертон оставил нам такой восторженный отзыв о первом романе Остин:

««Любовь и дружба» и несколько подобных же страниц в приобщенных к ней фрагментах действительно потрясающий бурлеск, значительно превосходящий то, что дамы тех времен называли «приятной болтовней». Это одна из вещей, которые тем с большим удовольствием читаешь, что они с удовольствием писались; другими словами, тем лучше, что они ранние, потому что от этого они полны веселья. Говорят, Остин написала эти вещи, когда ей было семнадцать, очевидно так же, как многие ведут семейный журнал: в рукопись включены медальоны работы ее сестры Кассандры. Все в целом исполнено того хорошего настроения, которое всегда скорее проявляется в своем кругу, чем на людях, подобно тому, как дома смеются громче, чем на улице. Многие из восхищающихся талантом Остин не подготовлены к такого рода юмору, многие, возможно, не восхитятся письмом к молодой леди, «чьи чувства были слишком сильны для ее слабого ума» и которая, между прочим, замечает: «Я убила отца в очень нежном возрасте, с тех пор я убила и мать, а теперь собираюсь убить сестру». Лично мне это кажется восхитительным - не поведение, а признание. Но в юморе Остин, даже и на этой стадии литературного развития, ощущается не только веселость. Есть там почти всюду какое-то совершенство бессмыслицы. Есть там и немалая доля чисто остиновской иронии. «Благородный юнец сообщил, что его зовут Линдсей, однако у нас есть особые причины утаить этот факт и именовать его в дальнейшем Тальботом». Неужели кто-то способен желать, чтобы это пропало в корзине для бумаг?»

Кстати, из текста «Любви и друшбы» можно заключить, что Джейн действительно читала Дэвида Юма и разобралась в его философии, разобралась настолько, чтобы ее успешно высмеять:

«Когда мы видим какой-нибудь объект или явление природы, то, как бы понятливы или прозорливы мы ни были, мы не способны ни открыть, ни даже предположить без помощи опыта, какое явление будет им вызвано, и не можем распространить свое предвидение за пределы того объекта, который непосредственно вспоминается или воспринимается нами. Даже после единичного примера или опыта, в ходе которого наблюдалось следование одного явления за другим, мы не вправе устанавливать общее правило или же предсказывать, что будет происходить в сходных случаях, ибо справедливо считается непростительной смелостью судить обо всем течении природы на основании единичного опыта, как бы точен или достоверен он ни был», — это Юм, из «Исследования о человеческом разумении».

Когда раздается громкий стук в дверь Сельской Хижины на Аске, отец героини спрашивает о природе звука, и путем осторожных умозаключений ему удается определить его как последствие стучания в дверь. «Да (вскричала я), не иначе кто-то стучит, чтобы его впустили». «Это уже другой вопрос, который нам нечего и пытаться решить - для чего человек может стучать (ответил он), - хотя в факте самого стука в дверь я уже почти убежден» — это уже Остин.

 

***

Второй роман «Замок Лесли» был посвящен брату Генри (Джейн даже потребовала с него гонорар в сто гиней) и высмеивал уже не сентиментальные, а готические романы. Однако этим наш не удивишь. Мы в студенческое время обожали ставить  пародийные спектакли «капустники» (до сих пор помню одного из персонажей — кота кардинала, который пытался спекулировать своим любимым слоном Кьюни, но был своевременно схвачен за грязные лапы родной милицией). В георгианской Англии люди были начитанней, свободного времени было больше, «выезжать» на балы начинали лет с 17 — 18 поэтому молодежь для развлечения не только ставила любительские спектакли, но и писала шуточные романы. Как заведено, примерно один из сотни начинающих авторов и авторесс становился настоящим писателем. Как Джейн Остин.

Это случилось в 1796 году, когда Джейн начала писать свой первый «серьезный» роман «Элинор и Марианна», который позже вышел под названием «Чувство и чувствительность» («Sense and  Sensibility»). Но прежде произошло еще кое-что. Джейн начала выезжать и на одном из балов она встретила молодого человека по имени Джон Лефрой и по всей видимости он ей очень понравился. Однако семейство Лефроев (одним из членов которого вероятно была миссис Лефрой — поклонница Марии Стюарт) почло за лучшее разлучить молодых людей. Дженй никогда больше не видела Тома.

И вот она пишет роман «Элинор и Марианна» о двух сестрах, младшая из которых Марианна была очень sensible пережила бурную и несчастную любовь, но позже нашла свое счастье с пожилым и очень положительным джентльменом. Старшая же — Элинор хотя и испытывала глубокое чувство (sense)  по отношению к другому джентльмену тем не менее было очень сдержана и терпелива и в награду за долготерпение обвенчалась с любимым. Из романа не трудно заключить, что автор больше симпатизирует Элинор, однако племянник Джейн Остин, Джеймсу Эдварду полагал что и Марианна была ей близка. В 1813 году  он написал панегирик своей тетке, недавно опубликовавшей «Чувство и Чувствительность».

On such Subjects no Wonder that she should write well,

In whom so united those Qualities dwell.

Where «dear Sensibility», Sterne's darling Maid,

With Sense so attempered is finely portray'd;

Fair Elinor's Self in that Mind is Exprest,

And the Feelings of Marianne live in that Breast;

Oh then, gentle lady! Continue to write,

And the Sense of your Readers t'amuse and delight!

 «Не удивительно, что так хорошо пишет об этих предметах, та, в которой соединены эти качества; драгоценная чувствительность, любимица стерновской музы, и чувство, умело сдерживаемое, в ее уме отражена прекрасная Элинор, а сердце волнуется чувствами Мэриэн; что ж, благородная леди! Продолжай писать, восхищая и волнуя чувства своих читателей".

Так или иначе Джейн не повторила ни судьбу Марианны, ни судьбу Элинор. Она осталась старой девой и писателем.

«Ее сравнивали с Шекспиром, и правда, к ней применима известная шутка: некто сказал, что мог бы писать как Шекспир, если б только голова его была устроена подобным же образом. В данном случае нам видится тысяча старых дев сидящих за тысячей чайных столиков; все они могли бы написать «Эмму», если б только голова у них была так же устроена, как у Остин» — пишет по этому поводу Честертон. Я с ним абсолютно согласна, мне остается только повториться и сказать, что по-моему совершенно бессмысленно спрашивать как именно была устроена голова у Джейн Остин и почему именно на ее голову надела венок Муза. Так случилось, и это очень хорошо.

 

***

Одновременно с «Чувством и чувствительностью» Джейн начинает работать над другими романами: над «Леди Сьюзен» подозрительно напоминающей «Опасные связи» Шадерло де Лакло (может быть нам стоит еще раз сказать спасибо Элизе де Фейид, хотя возможно источником вдохновения для «леди Сьюзен» послужила Ричардсоновская «Кларисса»), над «Нортенгерским аббатством», тонко праодирующим готические романы Радклифф и над «Первыми впечатлениями», которые позже станут «Гордостью и предубеждением».

На дворе 1796 год. В Англии вот-вот начнется промышленная революция, только что построена первая железная дорога на конной тяге, идет работа над первыми паровыми судами, на улицах Лондона для освещения используется газ, Эдуард Дженнер начинает вакцинацию против оспы, Великобритания захватывает Цейлон и вторгается в голландскую колонию на мысе Доброй Надежды. Недавно опубликованы книги  американца английского происхождения Томаса Пейна «Права человека» и Мэри Уоллостоункрафт «Защита прав женщин», где она в частности напишет: "Я испытываю любовь к мужчине как к равному себе. Но для меня не существует его верховенства, законного или узурпированного…". Во Франции правит Директория, Наполеон женится на Жозефине де Богарне. Франк Аппер изобретает консервы. В Америке Джордж Вашингтон отказывается баллотроваться на третий срок, его преемником становится Джон Адамс. В России умирает Екатерина II, на престол вступает Павел I.

В микрокосме семейства Остинов жизнь тоже идет своим чередом.

Есть трогательная история о том как Джейн писала в общей гостиной и запрещала смазывать петли на двери — заслышав ее скрип она прятала написанные листки прежде, чем кто-то входил. Естественно нежелание автора показывать кому-нибудь недоделанную работу, естественно нежелание автора, как и любого честного труженника, чтобы кто-то вторгался в рабочий процесс с необдуманными замечаниями, и с вопросами, на которые автор пока сам не знает ответа. Текст, находящийся в работе подобен нежной молодой коже на ране, что еще сочится сукровицей. Не нужно ее трогать раньше времени, надо дать ей засохнуть, затвердеть, обрести эластичность.

Но когда роман был закончен, Джейн не только не стала таить его от своей семьи, но и попыталась опубликовать. 1 ноября 1897 года отец Джейн Джордж Остин отправляет письмо издателю Кэделлу, в котором предлагает напечатать «за счет автора или каким-то другим способом рукопись романа в 3х книгах объемом приблизительно равным «Эвелин» мисс Берни». Однако роман был отвергнут. И снова мы не знаем, насколько была уязвлена гордость автора, сколь глубоко было ее отчаяние, какие усилия она прилагала к тому, чтобы забыть эти глупости и вернуться к роли «самой очаровательной, глупенькой и кокетливой стрекозы и охотницы за женихами», как долго не решалась вернуться к рукописи. Возможно, она, как Элинор, глубоко страдала, ничем не выдавая своих истинных чувств, возможно испытала лишь легкую досаду и сразу же утешилась. На мой взгляд первое вероятнее — даже женщины георгианской Англии не были сделаны из резины.  Мы знаем только одно: через шестнадцать лет основательно переработанный роман «Первые впечатления» вышел в свет под названием «Гордость и предубеждение».

 

Tags: Джейн Остин
Subscribe

  • Пост бескорыстного любования

    Собрание сочинений Джейн Остин. Стоит чертову уйму денег, и ставить бумажные книги уже некуда, но полюбоваться можно ;))

  • Гордость и предубеждение

    Глава 19 Планы на будущее В главе 19 мистер Коллинз предлагает Элизабет руку, сердце, Хансфорд, Лонгборн и благосклонное внимание леди…

  • Гордость и предубеждение

    Ну наконец-то собралась! Сама себе хлопаю в ладоши и кричу Ура! Гордость и предубеждение. Глава 18. Первый танец и первый разговор о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments