Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Попытка мемуаров -4

Пюпитр

 

Две ассоциации.

Первая: буквально до последнего времени я была твердо уверена, что это слово пишется и произносится так: «пипютр». Дело в том, я по большей части «узнаю» слова, а не читаю их, поэтому легко переставлю буквы внутри слова и очень плохо контролирую знаки препинания.  И все попытки «быть внимательнее» ни к чему не ведут. Просто глаза не хотят смотреть на буковки. Когда я читаю или пишу текст я не вижу текста, я вижу «картинки», которые описывает автор (или описываю сама).

Я-то от этого не страдаю, страдают редакторы и корректоры. И когда я в очередной раз длинно извинялась за свою вызывающую неграмотность редакторша вдруг сказала легко и просто: «А... так у вас

дисграфия!» И я глубоко вдохнула и выдохнула, сообразив, что мне не надо больше длинно и натужно объяснять, что я не нарочно — добрые люди уже сделали это за меня.

В СССР дисграфии и дизлексии не было. Т.е., может быть, где-то в научно-педагогических кругах они и были, но до нас, простых школьников попросту не доходили. У нас были «лень и упрямство». В этом смысле мне сказочно повезло. У меня была только дисграфия, без дизлексии (да и дизграфия-то легонькая), кроме того я была начитана, эрудированна, и не без творческих способностей, поэтому свою четверку по русскому я всегда получала. А в старших классах — даже пятерку, когда выяснилось, что я одна из двух классов могу претендовать на серебряную медаль. Но мне до слез жаль двоечников и троечников, которым никто не мог объяснить «что с ними не так», и они закономерно приходили к выводу, что либо они сами — дураки, либо — учеба — дурацкое занятие.

Вторая ассоциация тоже связана с обучением. Меня, как и многих советских детей не миновало обучение музыке. Причем я сама напросилась: как-то увидела по телевизору девочку, которая играла на скрипке и пела, песенку про «Белые кораблики». Песенка (точнее образ) меня заворожил и я, не разобравшись, сказала что хочу учиться пению. Мама же, тоже не разобравшись, повела меня учиться игре на фортепиано. И тут выяснилась деликатная подробность. У меня не было музыкального слуха. К счастью (точнее, к сожалению) на пианино можно научиться играть чисто механически и я благополучно играла «чисто механически» целых 7 лет, пока не набралась духа сказать, что мне все это надоело. В последнем нет ничего удивительного. Музыку без слов я воспринимала как бесконечное количество мгновенных микросрезов звука, поставленных друг за другом в произвольном порядке. Представьте себе, что вам предложили смотреть фильм покадорово. Много ли вы поймете в картине и большое ли удовольствие получите? А ведь я ходила в филармонию на концерты. Вот мазохистка-то J

Для меня до сих пор удивительно, что за это время у меня сменилось две учительницы музыки, плюс руководительница хора и никто из них даже не попытался как-то развить мой слух (не смотря на вдохновляющий пример Клавы К.), или хотя бы объяснить мне принципы построения мелодии в различных тональностях (а для меня понять это было не сложно — у меня всегда было хорошо с логикой и логические построения меня завораживали). Мне пришлось сделать это самой для себя 20 лет спустя и тогда я впервые начала получать удовольствие от классической музыки.

Мне кажется, в этих двух ассоциациях есть некий общий знаменатель. В моем детстве трудности детей в учебе педагоги и родители объясняли двояко: «Ты мало стараешься» и «У тебя нет к этому способностей». При этом под «старанием» подразумевалось чисто механическое повторение. Сто раз скажи «халва» и во рту станет сладко. Не стало? Ну тогда скажи тысячу раз. Не хочешь? Значит ты не хочешь потрудиться, чтобы во рту стало сладко. А уж тот, кто не хочет трудиться, должен быть привязан к позорному столбу как минимум на 10 лет обучения в школе. Педагог, который пытался предложить детям другие методы кроме «упорного повторения», мгновенно становился «новатором» со всеми вытекающими: обожанием детей и родителей и недовольством коллег.

«Отсутствие способностей» грехом не считалось. Точнее, как ни странно, грехом (хотя и не очень открыто) считалось как раз наличие способностей, потому что это вело к тому, что человек начинал «выделялся» , а следовательно «зазнаваться». По крайней мере наша учительница младших классов говаривала мне: «Я не хочу ставить тебе пятерку, тебе было слишком легко сделать это задание. Я лучше поставлю Маше, хоть у нее ошибки, но зато ей было трудно, и она преодолевала себя». При всей развитости моего логического мышления, осмыслить до конца этот силлогизм я оказалась не в состоянии.

 

Tags: куплю билет в СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments