Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Category:

Гордость и предубеждение глава 6 часть 3

Джейн Остин. Женщины-писательницы в ее эпоху.

 

***

Джейн Остин вовсе не была первой женщиной писательницей в истории всего мира, или даже Англии. До нее были и француженка итальянского происхождения Кристина Пизанская, 25-летняя вдова королевского секретаря, писавшая в конце 14 века исторические трактаты и поэмы чтобы прокормить себя и своих троих детей, и знаменитая Маргарита Наварская составившая сборник новелл в подражание «Декамерону».

Была отчасти знакомая нам леди Мэри Уортли Монтегю — одна из самых колоритных женщин своего времени, блестящая писательница, творившая в разных жанрах.

Были Элизабет Монтегю и Эизабет Картер — основательницы салона «синих Чулков» о котором речь пойдет впереди.

Была Афра Бен, судя по всему интереснейшая личность. Вот что пишет о ней Кирилл и Мефодий «БЕН (Behn) Афра (1640-89), английская писательница. Была агентом английского правительства в Нидерландах и Суринаме. В 1666 или 1667, вернувшись в Англию, стала одной из первых женщин, которые зарабатывали на жизнь литературой».

Была Элиза Хейвуд (1693 — 1756) весьма плодовитая английская писательница, специализировавшаяся на скандальных романах из светской жизни (кажется это было что-то вроде «Долины кукол» или «Секса в большом городе»)

Была Мэри Уоллстонкрафт (1759 — 1797) — писательница и одна из первых феминисток, и мать Мэри Годвин Шелли.

Была Мария Эджуорт (1767-1849), ирландская писательница, пропагандировавшая педагогические идеи Просвещения, писавшая о положении Ирландии (как всегда трудном), о крушении патриархальных ценностей.

Была Анна Сьюард (1747 — 1809) —  поэтесса с каштановыми кудрями по прозвищу «Личфильдский лебедь» и автор очень популярного в те времена романа «Луиза».

Была Фанни Берни (1752 — 1840) романистка и автор «Дневника», который вела на протяжении 70 лет, и в котором отразились все перипетии георгианской эпохи, в Англии и Наполеоновской во фанции, увиденные глазами женщины. Именно на Фанни, по-видимому, равнялась и с Фанни постоянно полемизировала Джейн Остин.

Была наконец Анна Рдаклиф, которую Джейн Остин постоянно высмеивала, возможно потому, что нереалистичные романы-ужастики Радклиф слишком нравились благоразумной последовательнице Юма и Филдинга.

Похоже, эпоха сама призывала женщин к перу. Следующий, XIX век буквально взорвется именами: Шарлотта, Эмили и Энн Бронте, Элизабетт Гаскелл, Джордж Элиот, Мэри Шелли, Кристина Россетти, Элизабет Браунинг.

То же происходило во всей Европе. Когда я попросила свою ЖЖ знакомую в Германии поискать для меня имена женщин романисток писавших на немецком языке, она тут же прислала мне огромный список:

Arnim, Bettina von (1785-1859)

Droste-Hülshoff, Annette (1797-1848)

Fischer, Caroline Auguste (1764-1842)

Günderode, Karoline von (1780-1806)

Huber, Therese (1764-1829)

La Roche, Sophie de (1730-1807)

Mereau, Sophie (1770-1806)

Schlegel, Dorothea Friederike (1763-1839)

Unger, Friederike Helene

Varnhagen, Rahel (1771-1833)

Frau von W. (vor 1807?-nach 1838)

Wallenrodt, Johanna Isablla Eleonore von

Говоря о Франции назову только одно имя: Жорж Санд, дальше ищите сами.

 

***

Что отличает судьбу Джейн Остин от судеб ее многочисленных подруг по перу? Две вещи. Во-первых, она была одна. У нее не было ни брата и сестер, готовых разделить ее фантазии, а порой и буквально заставить взяться за перо, как это было в семье Бронте, ни отца-философа и ученого, как у Марии Эджуорт, или писателя, как у Мэри Шелли, ни брата — модного художника, в доме которого собирался весь цвет интеллигенции Лондона, как у Кристины Россетти, ни мужа — всемирно известного поэта, как у Мэри Шелли или Элизабет Браунинг, ни просто мужа, способного понять и поддержать ее писательскую авантюру, как у Элизабет Гаскелл. По-видимому,  семейство Остинов ничего не имело против писательства Джейн, отец даже пытался опубликовать ее роман, правда анонимно, однако в первую очередь окружающие в ней видели и «кокетливую стрекозу и охотницу за женихами», а еще дурно одетую и недостаточно утонченную провинциальную барышню.

Отсюда второе — до конца жизни она публиковала свои романы анонимно. «Чувство и чувствительность» выйдут под названием «роман леди» (по крайней мере она не берет мужской псевдоним, как сестры Бронте, Джордж Элиот или Жолрж Санд), позже романы будут выходить с подзаголовками «Сочинение автора «Чувства и чувствительности»», «Сочинение автора «Чувства и чувствительности» и «Гордости и предубеждения»» и т. д.

 

***

Вирджиния Вульф считала, что для того, чтобы стать писателем женщине необходимы две вещи: собственная комната и собственные средства. Сама Вирджиния создав, в эссе «Своя комната» условный персонаж женщину-писательницу Мэри Бетон пишет, что Мэри получила в наследство от тетки 500 фунтов в год и это позволило ей заниматься тем, что ей нравилось, то есть литературой. «Никакая сила не может отнять у меня моих пятисот фунтов — моей свободы. Еда, дом, и одежда навсегда мои. Покончено не только с напрасными усилиями, но и с ненавистью, горечью. Мне незачем ненавидеть мужчин, они не могут задеть меня. Мне незачем льстить — они ничего не могут дать мне». Интересно, что Вирджиния Вульф вовсе не рассматривает писательство как источник дохода, хотя она сама много лет сотрудничала с газетами, а позже организовала издательство вместе с мужем. Впрочем, литературный труд как источник заработка — штука не самая надежная. Даже в наши дни, когда не пишет только ленивый, а опубликоваться не может только самый неграмотный. Можно ли назвать женщину (или мужчину), вынужденную писать каждые три месяца роман в десять-пятнадцать листов для поддержания рейтинга и доходов писателем? Труженицей (тружеником) можно безусловно.

Но вернемся к Джейн Остин. У нее не было ни своей комнаты. Дом, в котором она жила по нашим меркам мог показаться достаточно просторным даже для большой семьи. И все же в этом доме практически не было места, где женщина могла бы уединиться.  В георгианскую эпоху дома дворян обычно бывали двухэтажными. Внизу находились комнаты «общего пользования»: холл, гостиная, столовая, комната для завтрака (иногда называвшаяся «утренней комнатой»), кабинет, библиотека, иногда музыкальная комната, если дом был побогаче. На первом этаже помещались также кухня, кладовая, чуланы, погреб, иногда небольшая пивоварня. Наверху помещались спальни. Слуги спали на втором этаже, либо в мансарде. Если же мансарды не было, а все комнаты второго этажа были заняты хозяевами, слуг помещали на чердаке. Работать в спальне было не принято, поэтому, как мы уже знаем Джейн Остин работала в общей комнате (то ли гостиной, то ли столовой). В самом деле, если женщина может сидеть в гостиной или в столовой с рукодельем, почему бы ей между делом не писать роман?

У Джейн Остин не было своего дохода  — в Англии женщинам было позволено иметь собственность только в 1880 году. Мы уже знаем, что она не имела прав на дом, в котором жила — он принадлежал отцу, а после его смерти — старшему брату. Она никогда не пыталась зарабатывать деньги литературным трудом. Тогда для чего она писала? Или хотя бы для кого? Для сестры, братьев и отца? Может быть. Для себя самой? Может быть. Для некого гипотетического мистера Дарси, который являлся к ней в мечтах? Может быть. Для некого гипотетического читателя, о котором она вероятно имела еще более смутные представления, чем о мистере Дарси? Тоже может быть.

Tags: Джейн Остин
Subscribe

  • Пост бескорыстного любования

    Собрание сочинений Джейн Остин. Стоит чертову уйму денег, и ставить бумажные книги уже некуда, но полюбоваться можно ;))

  • Гордость и предубеждение

    Глава 19 Планы на будущее В главе 19 мистер Коллинз предлагает Элизабет руку, сердце, Хансфорд, Лонгборн и благосклонное внимание леди…

  • Гордость и предубеждение

    Ну наконец-то собралась! Сама себе хлопаю в ладоши и кричу Ура! Гордость и предубеждение. Глава 18. Первый танец и первый разговор о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments