Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Category:

Гордость и предубеждение глава 6 часть 4

Джейн Остин. Годы молчания и зрелое творчество.

 

Около 1798 года, закончив «Нортенгерское аббатство» Джейн Остин замолкает и ничего не пишет до 1811 года. Возможно, неудача с публикацией «Первых впечатлений» все же повлияла на Джейн сильнее, чем она хотела это показать. Она не впала в демонстративное отчаяние, и не стала тут же торжественно сжигать неоконченные романы, нет, она спокойно им дописала (и читая их нельзя заподозрить что ироничный автор не уверен в себе и своем предназначении), а затем тихо «сошла на нет» — превратилась в обычную провинциальную барышню. Вероятно, она продолжала понемногу шлифовать свои старые романы, но за одним-единственным исключением не бралась за новые.

Что происходит с Джейн Остин и ее семьей в эти годы?

В 1797 жених Кассандры Том Фовел умирает в Вест-Индии, куда он отправился для того, чтобы сколотить состояние.

Летом 1798 года Джейн с матерью приезжают в Бат в гости к богатому брату Эдварду (вероятно, батские впечатления составили основу для сюжета первой части «Нортенгерского аббатства»). В 1801   Джордж Остин-старший передает приход в Стивентоне своему старшему сыну Джеймсу. Осенью того же года семейство Остин  переезжает в Бат. В 1802   Джейн и Кассандра проводят лето в Стивентоне, Мэнидауне и Кенте, в декабре они возвращаются в Бат. Во время путешествия произошла еще одна примечательная история. 27-летняя Джейн Остин неожиданно получила предложение руки и сердца от старинного друга семьи 21-летнего Харриса Биг-Витера. Сначала она приняла предложение, но ночью передумала и наутро разорвала помолвку и срочно вернулась вместе с сестрой в Бат. Больше она никогда не помышляла о браке.

В 1803  Издательство «Кросби и К°» покупает «Нортенгерское аббатство». Несколько воспрянув духом, Джейн принимается было за новый роман «Уотсоны». Однако «Аббатство» так и не выходит в свет, а «Уотсоны» разонравиись Джейн и Она их забросила. Они с Кассандрой снова путешествуют, посещают Рэмсгейт и Лайм.

В январе 1805  в Бате скончался отец Джейн Остин. Семья (а точнее мать и две незамужние дочери) оказываются в весьма стесненных обстоятельствах. батский дом слишком дорог. В 1807  женщины семейства Остины переезжают в Саутхэмптон, живут на «материальную помощь», которую выделяют братья. В 1809 году умирает жена Эдварда и он дарит матери и сестрам одно из своих земельных владений — небольшой дом в Чотэне (Хэмпшир) , где ныне расположен музей Джейн Остин. По-видимому, Джейн и Кассандре снова приходится постоянно ощущать уколы наносимые их гордости — они находятся практически на иждивении своих братьев, живут в чужом (и очень скромном доме), на чужие (и тоже небольшие) пожертвования. Да и этот дом им достался только после смерти богатой невестке (вероятно, она не позволяла Эдмунду проявлять щедрость по отношению к своему семейству).

 

***

В 1811 году происходит чудо — в издательстве Т. Эджертона выходит «Чувство и чувствительность» («Сочинение дамы»). Отзывы весьма благосклонные и Джейн Остин тут же берется за новый роман —  «Мэнсфилд Парк».

Более чем десятилетнее молчание не прошло для Джейн Остин зря. Кажется она растеряла кураж, утратила веру в себя, и «Мэнсфилд-парк» больше похож не на «Историю Тома Джонса» Филдинга, и не на «Тристана Шенди» Стерна, а на «Векфильдского священника» Голдсмита — он очень нравоучителен, порой до приторности. «В “Мэнсфилд-Парке” герой и героиня, Фанни и Эдмунд, невыносимые ханжи, и все мое сочувствие достается бессовестным, развеселым и чудесным Генри и Мэри Крофордам» — пишет Моэм и я не могу с ним не согласиться. Кажется Джейн решила «подсториться», «прогнуться под изменчивый мир» и написать роман «как надо». Результат закономерен. Однако назвать «Мэнсфилд-парк» полным провалом тоже нельзя — Джейн Остин все же не смогла удержаться и выпустила на страницы романа «развеселых и чудестных» хотя и весьма безнравственных и эгоистичных Крофордов.

Тем временем «Чувство и чувствительность» продается очень хорошо. Вдохновленный успехом, Т. Эджертон покупает «Гордость и предубеждение» (бывшие «Первые впечатления»). и издает их в ноябре 1813 с подзаголовком «сочинение автора «Чувства и Чувствительности»»). В том же году вторым изданием выходят «Разум и чувство» и «Гордость и предубеждение».  И хотя никто не знает имени автора («Ее старший брат Джеймс не сказал даже сыну, в то время школьнику, что книги, которые он читал с таким восторгом, написала его тетя Джейн», — пишет Соммерсет Моэм), это уже слава.

И слава позволяет Джейн Остин вернуться к уровню «Гордости и предубеждения» и пойти дальше. В 1814 — 1815 году она пишет «Эмму», один из лучших своих романов, и сразу же начинает работу над новым «Доводы рассудка». «“Доводы рассудка” - книга редкого очарования, и хотя хочется, чтобы Энн была немножко менее расчетлива, немножко больше думала о других и была не так импульсивна - в общем, чтобы в ней было поменьше от старой девы, - однако же, если не считать случая на молу в Лайм-Риджис, я был бы вынужден присудить ей первое место из шести» — пишет Моэм и я снова не могу с ним не согласиться.

Меж тем в издательстве Т. Эджертона выходит «Мэнсфилд Парк» («Сочинение автора «Разума и чувства» и «Гордости и предубеждения»»), затем в издательстве Д. Мэррея выходит «Эмма» («Сочинение автора «Чувства и чувствительности», «Гордости и предубеждения» и пр. и пр.»). В Париже издан первый перевод «Чувства и чувствительности» на французский язык.

Зимой 1815 года, Джейн Остин гостит в Лондоне (снова у Эдварда). И тут слава «настигает» ее. Она получает разрешение принца-регента посвящать ему будущие романы. (Напоминаю, Георг III впал в безумие в 1811 и вплоть до его смерти в 1820 Великобритания управлялась регентом — принцем Уэльсским, который  в 1820 году стал Георгом IV. Период его правления носит название «периода Регентства»). Принц-регент действительно очень любил романы Остин и держал собрание ее сочинений в каждом из своих дворцов. Но Джейн Остин почему-то не любила принца-регента.

Она ответила на письмо через четыре месяца, и осторожно спросила секретаря регента, можно ли обойтись без посвящений. Ей дали понять, что посвящение строго обязательно. И тогда на первой странице Эммы появились следующие слова: «Его Королевскому Высочеству Принцу-Регенту С разрешения Его Королевского Высочества труд этот с уважением посвящает Его Королевского Высочества Послушный и скромный слуга, Автор».

Вскоре Джейн Остин получила от секретаря регента Дж. С. Кларка письмо, в котором он просил в следующем романе немного потрудиться на идеологической ниве и создать положительный образ священника. Джейн Остин отвечала в стиле Элизабет Беннет — скромно, но со сдержанной гордостью: «Я чрезвычайно польщена тем, что вы считаете меня способной нарисовать образ священника, подобный тому, который вы набросали в своем письме от 16 ноября. Но, уверяю вас, вы ошибаетесь. В моих силах показать комические характеры, но показать хороших, добрых, просвещенных людей выше моих сил. Речь такого человека должна была бы временами касаться науки и философии, о которых я не знаю решительно ничего... Каково бы ни было мое тщеславие, могу похвастаться, что я являюсь самой необразованной и непросвещенной женщиной из тех, кто когда-либо осмеливался взяться за перо».

В марте 1816 года Дж. С. Кларк предпринял еще одну попытку — предложил Джейн Остин написать исторический роман, прославляющий деяния Саксен-Кобургского дома, с которым собирался породниться принц-регент. И снова получил вежливый но непреклонный ответ: «Я не сомневаюсь в том, что исторический роман... гораздо более способствовал бы моему обогащению и прославлению, чем те картины семейной жизни в деревне, которыми я занимаюсь. Однако я так же не способна написать исторический роман, как и эпическую поэму. Я не могу себе представить, чтобы я всерьез принялась за серьезный роман - разве что этого требовало бы спасение моей жизни! И если бы мне предписано было ни разу не облегчить свою душу смехом над собой или другими, я уверена, что меня повесили бы раньше, чем я успела бы кончить первую главу».

 

***

В марте 1816 выходит очередной номер «Куотерли ревью» со статьей Вальтера Скотта об «Эмме».

«Таков несложный сюжет истории, которую мы читаем с удовольствием, если не с глубоким интересом, и к которой, быть может, захотим вернуться скорее, чем к одному из тех произведений, где внимание приковано к сюжету во время первого чтения благодаря сильно возбужденному любопытству», — пишет Ваольтер Скотт, на которого Джейн Остин в свое время полушутливо негодовала — зачем-де такой превосходный поэт принялся за романы и начал отбивать хлеб у бедных прозаиков.

«Знание жизни и особый такт в изображении характеров, которые читатель не может не узнать, чем-то напоминают нам достоинства фламандской школы живописи, — продолжает Скот. — Сюжеты редко бывают изысканными и, разумеется, никогда - грандиозными, но они выписаны близко к природе и с точностью, восхищающей читателя... В целом стиль этого автора так же напоминает романы сентиментального или романтического свойства, как поля, коттеджи и луга - ухоженные угодья роскошного особняка или суровую величавость горного ландшафта. Они не столь пленительны, как первые, и не столь грандиозны, как второй, но они доставляют тем, кто часто их посещает, радость, не идущую вразрез с опытом повседневной жизни, и - что еще важнее - юный путник может возвратиться после такой прогулки к обыденным занятиям, не рискуя потерять голову при воспоминании о местах, по которым он блуждал».

В том же году выходит второе издание «Мэнсфилд Парка».  «Гордости и предубеждение» и «Эмму» и «Мэнсфилд парк» переводят на французский язык и издают в Париже.

Джейн Остин уже больна. У нее недостаточность коры надпочечников — возможно, следствие тяжелой простуды, возможно — проявление скрыто протекающего туберкулеза. Симптомы: стремительное похудание, нарастающая слабость, падение давления, тошнота, отвращение к еде.

В 1817 году Джейн переезжает в Винчестер, в поисках лучших врачей. Но все тщетно. Недостаточность коры надпочечников научатся распознавать и лечить не раньше, чем через сто лет. Джейн Остин начинает новый роман «Сандитон», но ее силы тают с каждым днем.

18 июля  Джейн Остин скончалась в Винчестере

 

Tags: Джейн Остин
Subscribe

  • Сны эпохи постмодерна

    Во сне читаю сборник рассказов какого-то еврейского писателя — толстый темно-красный томик, с черным силуэтом автора на обложке. Один рассказ…

  • Внезапно стихи :) Белые.

    Наткнулась сегодня на очередное обсуждение Цветаевой. Актуально, ничего не скажешь. Даже по-моему теми же лицами, которых я встречала лет…

  • (no subject)

    Сегодня я пережила одно из самых сильных разочарований в жизни. Я почему-то думала, что история загадочного исчезновения воспитанниц пансиона в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment