Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Categories:

Принцесса Ирэн . Рассказ.

Рассказ выложен для участия в конкурсе.

Вот в этом:

http://community.livejournal.com/femi_fan/30902.html?mode

 

Елена Первушина

 Принцесса Ирэн

 

— Ирэн!

Александр открыл дверь плечом, свалил пакеты  на полу в прихожей. Шампанское, торт из Метрополя со взбитыми сливками и свежей клубникой, толстая форель, которая еще десять минут назад плавала в бассейне. Сегодня он сам сделает ее на гриле с лимонным соком и зеленью. Именно так, как любила Ирина. Именно так, как любит Ирэн.

— Ирэн!

Новогодний подарок — нетбук с 32-ядерным процессором и виртуальным монитором остался лежать на заднем сидении машины. Но главный подарок — тонкое золотое колечко с бриллиантом Александр всегда носил с собой — в кармане пиджака. Уже несколько месяцев. 17 лет Ирэн исполнилось в конце октября, как и ее матери, но Александр точно помнил, что впервые поцеловал 17-лентюю Ирину под новогодней елкой. Ему хотелось, чтобы и на этот раз все было также. Ну или почти так. Разумеется, на это раз все будет происходить не в тесной хрущевке Ирининых родителей, и уж точно не будет Вредного Севы — одноклассника Александра и старшего брата Ирины, который зашел в самый неподходящий момент и зааплодировал. Нет, на этот раз ему никто не помешает.

Одно останется неизменным: Вертинский будет томно грассируя петь, совсем как тогда, двадцать пять лет назад:

 

Я безумно боюсь золотистого плена

Ваших медно-змеиных волос.

Я влюблен в ваше тонкое имя, Ирэна,

И в следы ваших слез, ваших слез...

 

 

— Ирэн! Дочка!

Ответа не было. Наверняка опять нацепила наушники и рубится с приятелями в сетевую игру. Пора бы уже повзрослеть! Александр повесил на крючок куртку, скинул ботинки,  сунул ноги в тапочки, поднялся на второй этаж и постучал в дверь дочки.

— Дорогая! Я дома!

Нет ответа. Александр взялся за ручку и потянул дверь на себя. Она поддалась как-то странно легко. Александра ожгло мгновенным страхом, когда тяжелая дубовая панель соскользнула с петель и начала падать на него. К счастью он успел отскочить, и створка лишь слегка чиканула его по лицу, вдавив титановую оправу очков в переносицу. Александр заорал, но крик тут же превратился в жалкое бульканье, когда кровь наполнила его рот и нос. Вслепую, вытянув руки он побрел к ванной, но  тут же остановился. Удивительно, но даже в этом состоянии мозг работал четко. Это ловушка. И если его не добили сразу, значит убийца хочет обставить все, как несчастный случай. Значит в ванну идти нельзя — там его наверняка ждут. А идти надо в совсем другом направлении. Он повернулся, и тут же наткнулся на косо стоящую поперек коридора дверь. Времени на раздумья не было. Александр встал на четвереньки поднырнул под препятствие и бросился в свою спальню. Там, в тайнике у изголовья кровати лежал заряженный револьвер. Вот именно, что лежал. Теперь его не было. Это было плохо. Совсем плохо. Это значило, что за нападением стоит кто-то из своих. Кто-то, кто вхож в дом. И... Ирэн! Что они сделали с Ирэн?! Александр разорвал наволочку, прижал к лицу, пытаясь хоть как-то унять кровотечение. Переносица сломана? А, ладно, сейчас это неважно. Сейчас главное — найти хоть какое-то оружие. Ага! Огнетушитель в кладовке! Правда придется снова выйти в коридор, но в него не выстрелили, пока он сражался с дверью, будем надеяться, пронесет и на этот раз.

Но стоило ему ступить на ковер, как под ногой с громким  хлопком взорвалась петарда и Александр почувствовал запах гари. Теперь ему было не до таинственных нападающих. Пусть сидят в своей ванной хоть до второго пришествия, если им это нравится. Хромая, он выбрался в коридор, достал огнетушитель из кладовки (слава Богу, больше на него ничего не свалилось!) и минут десять сражался с языками пламени. И только когда огонь погас и остался только едкий дым он осознал, что внизу в кабинете сигналит комп.

Ну разумеется! Как же он не догадался! В доме никого нет. И не было с самого начала. Эти мерзавцы расставили по дому ловушки и похитили Ирэн. И теперь они будут требовать выкуп. Значит так: главное сейчас, чтобы они поверили, что он сбит с толку, раздавлен болью и страхом, и что готов выполнит любые их требования. Что, впрочем, будет несложно.

Держась обеими руками за перила он спустился вниз. Каждый шаг отдавался с голове и обожженной ноге. Ничего. Это даже хорошо. В кои-то веки нужно выглядеть жалким — и вот тебе пожалуйста. Нет, он все-таки везунчик, как был, так и остался. И значит он и на это раз обязательно выпутается и выпутает Иринку... То есть, тьфу, Ирэн! С Иринкой как раз не получилось. Александр остановился в дверях кабинета, переводя дыхание. Удивительно, боль от воспоминаний оказалась сильнее реальной боли. Комп надрывался. Александр стиснул зубы. «Ничего, подождут!» У них есть то, что нужно мне. Но и у меня есть то, что нужно им — деньги. Значит, они подождут.

Он упал в кресло, ткнул клавишу и тут же получил удар током. По экрану побежала строка: «Включи режим видеоконференции!» Эти сволочи закоротили клавиатуру. И сейчас у него не было времени разбираться как именно они это сделали. И они это знают, сволочи! Чертыхаясь и плача от непрерывной боли он набрал нужную последовательность команд. Экран засветился. Это была Ирэн. Отлично! Они хотят показать, что она жива. Значит, действительно хотят переговоров.

Она сидела за столиком в каком-то полутемном помещении. Судя по обстановке — в дешевом Интернет-кафе, стилизованном под бар из «Сталкера». Хороший выбор. Таких сейчас в столице не меньше полусотни. Придется потратить немало времени, чтобы его разыскать. Но все это так не важно! Это Ирэн. И она жива. Александр перевел дух.

Боже, в каком она виде! Волосы выкрашены в платиновую седину, на щеке — новая татуировка: змея, обвивающая весы. Всякий раз, когда Ирэн учиняла над собой что-то подобное, Александр чувствовал просто физическую боль — она уродовала прекрасное, непорочное тело Иринки. Александр  понимал, что это — обычный подростковый бунт, и все же, когда Ирэн сделала себе  пирсинг он не удержался и избил ее. Это ее приятели-геймеры, не иначе. Бесполезный мусор. Нужно было сразу избавиться от них, но Ирэн, глупая девчонка устроила голодовку, и он решил, что разумнее будет подождать немного — и они сами ей надоедят.

 Иринка была настоящая женщина — милая, чистая, домашняя. От нее пахло ванилью и мятой, и даже косметику она умела наносить так, чтобы было совсем незаметно — только чуть подчеркивала огромные синие глаза, да пухлые губы, созданные для поцелуев. А Ирэн! Это то, чего он не смог ей дать. Ни он, ни все те бесчисленные визажисты и стилисты, которых он нанимал для нее. Александр надеялся, что когда Ирэн наконец полюбит, женственность проснется в ней. Но даже сейчас, глядя на нее, он задыхался от любви. Она — самое дорогое, что у него есть. Он заплатил за нее огромную цену. И горе тому, кто попытается ее у него отнять!

— Привет папа! Вижу, ты уже нашел мои подарки!

— Ирэн! Дочка! Как ты? Что они сделали с тобой! Только ничего не бойся, я вытащу тебя!

Тогда, восемнадцать лет назад они были на вечеринке и Ирина пожаловалась, что ей нехорошо. Александру нужно было еще кое-с кем перетереть и он отправил Иринку домой с шофером. Машина встала в пробке. У Иринки оказалась внематочная беременность.  Ребенок разорвал маточную трубу и вызвал профузное кровотечение. Ирина потеряла сознание. Пока скорая пробивалась к ней через запруженные улицы, Ирина умерла.

С первой секунды, после того, как Александр об этом узнал, ему не давала сойти с ума только уверенность в том, что он найдет способ, как все исправить. Он всегда получал то, чего хотел — деньги, уважение, любовь. Иринку. И на это раз он сумел прогнуть мир под себя. Вышел на китайскую фирму. Заплатил им практически все, что у него тогда было. И получил именно то, что хотел. Ирэн. А деньги потом пришли снова. Деньги — дело наживное.

— Успокойся, папа. Никто ничего со мной не сделал. Я все сделала сама.

— Ирэн! Ирина! Ты что? С ума сошла? Они заставили тебя говорит это?

— Слушай меня внимательно, папа. Никто ничего меня не заставлял. Это я сняла дверь с петель. Это я подложила петарду под ковер. Это я закоротила твою клавиатуру. Не спорю — это мальчишество. Но мне хотелось хоть чем-то отплатить тебе за себя и за маму прежде, чем мы расстанемся навсегда. Просто сделать тебе больно.

— Ирина! Что ты несешь?!

— Я все знаю, папа. Я нашла дядю Севу. Он сказал, что мама умерла от внематочной беременности. На маленьком сроке — всего два или три месяца. Так что я при всем желании не могла быть дочкой моей мамы. Но откуда тогда такое сходство? Такое волшебное сходство — как две капли воды? Тогда я взломала твои записи. Я проследила твою сделку с китайцами 17-летней давности. Ты очень тщательно затирал записи, но все и всегда оставляет следы. Главное, внимательно искать. И когда я нашла данные, я кое-что вспомнила. Как в детстве няня читала мне сказку. Про короля, у которого умерла любимая жена и оставила маленькую дочку. И потом, когда дочка выросла и стала копией матери король захотел жениться на ней. И она, чтобы оттянуть время попросила у него платья цвета солнца, цвета месяца и цвета времени. И пока он выполнял ее желания, она  убежала из дворца. Ты тогда выбросил книжку, и выставил няню. Сказал, что она развращает меня. Ты клонировал маму, да папа? Ты вырастил меня, чтобы я заменила ее? Чтобы ты мог жениться на мне, и жить долго и счастливо? Как ты понимаешь, этого не будет никогда. Ты меня больше никогда не увидишь. Кстати, извини, я немного пощипала твои счета. Это — мое приданое, мои платья. И, пожалуйста, не пытайся отследить мои переводы. Все равно не сможешь. Я все-таки многому от тебя научилась. И не пытайся меня найти. Сейчас я просто презираю тебя. Но если ты попробуешь снова вмешаться в мою жизнь — я объявлю тебе войну. Прощай!

Экран погас.

Одна странная  мысль не давала покоя Александру: где-то он все это уже слышал. Не слова нет. Но тон, интонация... Разумеется, — это не Иринка. Иринка никогда и ни в чем ему не перечила. А вот он, сам... Да, точно, это он! Так он сам разговаривал с отцом прежде, чем уйти от него навсегда. Только это слово «мальчишество» тогда сказал отец.

Только тут Александр наконец понял, что произошло. Как он обманывал себя все эти 17 лет.

Он-то думал, что воспитывает себе идеальную жену, а на самом деле воспитал  второго себя. Себя в теле Ирины. И теперь этот Альтер-эго говорит ему, что презирает и ненавидит его. Александру вдруг захотелось пойти в прихожую, открыть торт от Метрополя и уткнуться лицом в прохладную белоснежную массу. И чтобы Вертинский тихонько пел:

 

А крылатые брови? А лоб Беатриче?

А весна в повороте лица?

О как трудно любить в этом мире приличий,

О как больно любить без конца...

И дрожать, и бледнеть, и не сметь увлекаться,

И, зажав свое сердце в руке,

Осторожно уйти, навсегда отказаться...

И еще улыбаться в тоске.

Не могу! Не хочу! Наконец — не желаю!

И, приветствуя радостный плен,

Я вам сердце со сцены, как мячик бросаю.

Ну, ловите, принцесса Ирэн!



Tags: женщины и литература, феминизм
Subscribe

  • (no subject)

    IX ЧЕРНЕЦОВ Когда я объявил батюшке о намерении своем определиться в военную службу, он сказал: "Что ж? Прекрасно! Где хочешь служи. Ведь не я…

  • (no subject)

    VII И ТО И СЕ Еще минул год. Опять весна. Опять чудные майские ночи... Есть речи, - значенье Темно иль ничтожно, Но им без волненья Внимать…

  • (no subject)

    VI ЖЕНИХ Прошло лет семь. Я готовился перейти на последний курс. Вокруг меня не осталось никого из приехавших в Москву в желтой карете. Аполлон,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • (no subject)

    IX ЧЕРНЕЦОВ Когда я объявил батюшке о намерении своем определиться в военную службу, он сказал: "Что ж? Прекрасно! Где хочешь служи. Ведь не я…

  • (no subject)

    VII И ТО И СЕ Еще минул год. Опять весна. Опять чудные майские ночи... Есть речи, - значенье Темно иль ничтожно, Но им без волненья Внимать…

  • (no subject)

    VI ЖЕНИХ Прошло лет семь. Я готовился перейти на последний курс. Вокруг меня не осталось никого из приехавших в Москву в желтой карете. Аполлон,…