Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Как я писала стихи

Когда я была в 9-ом классе, меня вызвали к классной и сказали: "Лена, у нас конкурс. Напиши стихи о Пушкине".
Я как-то не нашалась что ответить, и често попыталась.
Получилось вот что:

Дисциплинированный школьник
Не сплю не ем я дней уж пять.
Ведь вечер Пушина во вторник --
Стихи мне надо написать.

Хожу кругами в иступленье:
Стихи! Гляди куда хитро!
Но вот -- настало вдохновенье,
Но вот -- вгрызаюсь я в перо.

По мановению Киприды
Строка рождается во мгле:
"Прекрасны вы, бока ставриды,
Когда вас видишь на столе!"

Когда мой племянник был в 11 классе, ко мне подошла учитльница литературы старших классов и сказала: "Елена Владимировна, у нас конкурс. Детям надо написать стихи о Марине Цветаевой, а они не могут. Вы не поможете?"
Я сразу предложила: "Давайте я вам лучше спою про Монсерат Кабалье и станцую про Плисецкую".
Мне вежливо улыбнулись и сказали: "Мы все понимаем, но.."
Я пыталась откупиться Пастернаком и Тарковским, которые писали про Марину Цветаеву до меня. Но мне строго-настрого накакзали, что нужно оригинальное стихотворение.

Гм! Тогда я решила что это -- вызов, и попробовала.
Получилось вот что:


Стихи о Марине Цветаевой.

 

Девятнадцатый век. Россия.

Город Иваново-Вознесенск.

Город фабрик и рабочих бараков.

Помню фотографию в книге ―

Полторы сотни заправленных кроватей

Рядами, изголовье к изголовью,

В помещении размером с вокзальный зал ожидания.

Полторы сотни молодых мужчин,

У которых нет ни дома, ни имущества, ни семьи,

Ночи они проводят здесь,

А дни в фабричном цехе,

Среди непрерывного шума прядильных машин.

Очёски хлопка забивают нос и гортань,

И впиваются в легкие.

Ты приходишь на фабрику молодым и полным сил

И лет через пять, ты уже едва можешь дышать,

Если машина не искалечит тебя раньше.

И у тебя по прежнему нет ни дома, ни имущества, ни семьи.

А если есть семья, это еще хуже,

Потому что ты видишь, как хлопок убивает их и ничего не можешь сделать.

Одна фотография говорит о причинах революции

Больше, чем десять монографий.

Город Иваново-Вознесенск.

Город первого рабочего совета.

Колыбель революции.

 

Город Иваново-Вознесенск.

Талицкий погост.

Каменная церковь святителя Николая.

Дом приходского священника ―

Владимира Васильевича Цветаева.

Приходская школа прямо в доме.

Полутемная комната, лавки по углам,

Лучина в высоком светце,

Икона в красном углу.

Много лет спустя внучка приходского священника напишет:

 

«У первой бабки ― четыре сына,

Четыре сына ― одна лучина,

Кожух овчинный, мешок пеньки, ―

Четыре сына, ― да две руки!

Как ни навалишь им в чашку ― чисто!

Чай не барчата! – Семинаристы!»

 

Четыре сына священника:

Петр ― сам будущий священник,

Федор ― будущий учитель русского языка и литературы,

Дмитрий ―  будущий историк

И Иван.

Иван Владимирович Цветаев  ―

Будущий профессор Московского университета.

Он подарил России ― Классическую Грецию,

Москве ― Музей изящных искусств,

Поэзии ― свою дочь, Марину.

Которая много лет спустя напишет:

 

«Отсюда, из села Талицы близ города Шуи, наш цветаевский род. Священнический. Оттуда (село Талицы, Владимирской губернии, где я никогда не была) оттуда ― все...»

 

Город Иваново-Вознесенск.

Город первого рабочего совета.

Колыбель революции.

Революции, что лишит Марину Цветаеву дома, семьи и Родины.

Она не смогла жить в новой России.

Но вернулась туда.

Чтобы умереть.

 

«Рябину

Рубили

Зорькою.

Рябина ―

Судьбина

Горькая.

Рябина ―

Седыми

Спусками...

Рябина!

Судьбина

Русская».



Девочка, для  которой я эти стихи писала кажется что-то там на конкурсе заняла и подарила мне коробку конфет.

Теперь с интересом жду, что будет когда в школу пойдут внки :)

Tags: ерудна всякая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments