January 7th, 2012

Шубад

А они как ломанут!

Второй день думаю, горшок с каким варевом я, как достопамятный, ученик волшебника ненароком открыла:

http://feministki.livejournal.com/1939221.html?view=comments

И, чтобы два раза не вставать -- кто еще не знаком в творческим прорывом нашего Черного Барона ака Ярослава Кудлача -- припадайте:

Однажды Гусаков, Первушин и Георгиев заспорили, у кого фантдопущение самое научное. Каждый кричит «моё!», шум, гам, жуть, в общем, котёл с протоплазмой. Решили вызвать дух Артура Кларка, чтобы рассудил по справедливости. Погасили свет, уселись за стол, положили на столешницу пальцы и давай камлать. Только начали, распахнулась дверь, вошёл Влад Русанов и удивлённо спросил: «А чего это вы здесь делаете?» Повисло неловкое молчание.

***

            Дмитрий Скирюк ужасно завидовал Русанову. В основном из-за шляпы. В конце концов купил себе такую же, надел и начал вертеться перед зеркалом, повторяя на разные лады: «Де Скирюк... Де Скирюк...» Выглянул в окно, а во дворе уже Первушин стоит, дожидается. Скирюк шляпу подальше забросил и больше Русанову не завидовал.

***

            Алекс Бор обожал предателей родины. Дома он развесил портреты самых гнусных иуд и каждый день заботливо стирал с них пыль. Процесс любования предателями доводил его до кондратия и требовал немедленного удовлетворения. Тогда Бор выбегал на улицу, отыскивал Хорсуна и нежно орал на него: «Наймит! Попаданец! НФ-извращенец! Голубая каска!» Последние два слова производили на Хорсуна такое жуткое впечатление, что он немедленно уезжал в Симферополь, а довольный Бор возвращался в свою портретную галерею. Но однажды Бор налетел на Первушина, переодетого Хорсуном. Думаю, вам уже ясно, что случилось потом. Лучше обойдёмся без подробностей.

***

            У Мерси Шелли всегда водились дети. Перед сном он выстраивал их по росту и командовал: «На генетический код рассчитайсь!» Дети как начнут тарабанить по очереди: ААГТАГГЦАТТАГААЦЦТАГГАЦТАГААГ... Шелли слушает, ласково кивает головою и засыпает с блаженною улыбкою на устах.

***

            Однажды Далия Трускиновская неслышно удалилась с конвента за новым сюжетом. Вначале никто и не заметил, а потом народ всполошился: где Далия? где Далия? Тогда Наше Всё благосклонно изрекли: «Куда пропала Далия? Кому она мешалия?» Скирюк так хохотал, что забыл выполнить поручение – выгулять почётную переходную собаку. С тех пор его фамилия сделалась переходной должностью.

***

Продолжение здесь:          

            http://baron-verzausen.livejournal.com/43626.html