Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Пятничный конкурс

Случайно наткнулась в сети на вот это.


В связи с чем объявляю конкурс:

Кто найдет больше всего фактических ошибок в тексте, тот будет молодец! ;))

dppovetkin

Право и государсво


феминизм? или…?

 
ПодпискаSubscribeРедакцияАвторыАрхивВидеоФорумМагазин
ГорячееРодноеКартина мираКультураИстория
  
Без политикиещё ▼Только на сайтеещё ▼
  Новодворская Валерия

Долюшка феминистская

Николай Алексеевич Некрасов не знал слова «феминизм». Но когда он писал «доля ты, русская долюшка женская», он явно защищал женское равноправие. Поэт и не подозревал, что английская женская долюшка была не намного слаще. Шарлотту Бронте, родившуюся 195 лет назад в июне 1816 года, можно смело считать основоположницей английского (да и вообще европейского) феминизма.
 
Во Франции тоже не все было в порядке с женскими правами. При Людовике XVIII некая романистка была вынуждена печататься под мужским псевдонимом Камилл Мопен. А Аврора Дюпен, по мужу Дюдеван, в 30-е годы XIX века боролась за свои права с помощью псевдонима Жорж Санд и мужского костюма. И это уже после Декларации прав человека и гражданина!

Суфражистки, сражавшиеся за право женщин голосовать, появятся позже в США. Русские нигилистки будут коротко стричься, учиться в Швейцарии, ходить на Высшие женские курсы, работать учительницами и фельдшерицами и даже на равных с мужчинами участвовать в терроре.

Некрасов написал свою правозащитную поэму «Мороз, Красный нос» в 1863 году. А в первой половине XIX века дочь английского священника Шарлотта Бронте мечтала о праве зарабатывать себе на жизнь, не зависеть от мужа, печататься под своим именем, самой получать свой литературный гонорар. Самой, а не как ее биограф и подруга Элизабет Гаскелл, за которую деньги получал (и тратил) с большим удовольствием муж. Шарлотта училась в английском пансионе и в Брюсселе, потом работала помощницей учительницы в частной школе для девочек. С 7 утра до 11 вечера мисс Бронте трудилась в пансионе, но не могла купить себе хорошего шелка на платье. Она служила потом и в гувернантках, подвергалась унижениям и грубостям (как и русские гувернантки, описанные Достоевским и Чеховым).
 
 
Шарлотта Бронте мечтала о праве зарабатывать себе на жизнь, печататься под своим именем, самой получать свой литературный гонорар    
 
 
 

В августе 1847 года выходит ее первый и главный роман, идейная основа европейского феминизма — «Джейн Эйр». Конечно, под мужским псевдонимом — Каррер Белл (иначе издаться было нельзя). Джейн Эйр, бедная, но образованная гувернантка, alter ego самой Шарлотты, мечтает о маленькой частной школе, не соглашается стать любовницей своего доброго хозяина (потом становится законной женой), не принимает его дорогие подарки, бежит от его беззаконной любви из дома и едва не умирает с голоду. И просит она у нашедших ее благодетелей только одного: «Мне надо, чтобы какой-нибудь подлинно добрый человек помог мне получить работу, которую я в силах выполнять; мне нужен заработок, который дал бы мне хотя бы самое необходимое».

Так Джейн Эйр сформулирует базу будущего феминизма: «Женщины испытывают то же, что и мужчины; у них та же потребность проявлять свои способности и искать для себя поле деятельности; вынужденные жить под суровым гнетом традиций, в косной среде, они страдают так же, как страдали бы на их месте мужчины. И когда привилегированный пол утверждает, что призвание женщины только печь пудинги да вязать чулки, играть на рояле да вышивать сумочки, то это слишком ограниченное суждение».

Роман понравился читательницам, но мужчины и Церковь встретили его в штыки.

Причиной ранней смерти Шарлотты стал ее брак со священником Беллом Николсом в 1854 году. Муж не давал ей времени писать, нагружал делами прихода (чаепитие на 500 прихожан, например). Бедняжку доконали обязанности жены пастора и сильная простуда. Она умерла в 1855 году, прожив всего 39 лет.

Прошло больше ста лет, но когда я вижу черные намордники на несчастных женщинах Востока, которые даже митинги зачастую проводят отдельно от мужчин, все во мне восстает, и становится понятно, что у феминизма на нашей планете есть будущее. Прав был Наум Коржавин: «Ей жить бы хотелось иначе, носить драгоценный наряд… Но кони — все скачут и скачут. А избы — горят и горят».




2007—2011 © «The New Times»ООО «Новое время», все права защищены.


Tags: О книжках, женщины и литература, литературный треп, феминизм
Subscribe

  • Девушка из хорошей семьи

    По ходу написания новой книги натолкнулась вот на такую историю из периода Сереьбряного века: Поликсена Сергеевна Соловьева, публиковавшая стихи…

  • Хапер Ли "Пойди подставь сторожа"

    Дочитала, и имею что сказать. Во-первых, роман сделан с таким местерством, которого не ждешь у начинающего автора. Харпер Ли практически нечего…

  • Если бы книги обладали волшебной силой

    Предположим: прочемл "Муму" -- и никогда не будешь жесток с животными. Гаратированно. Или прочел "Преступление и наказание" -- и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • Девушка из хорошей семьи

    По ходу написания новой книги натолкнулась вот на такую историю из периода Сереьбряного века: Поликсена Сергеевна Соловьева, публиковавшая стихи…

  • Хапер Ли "Пойди подставь сторожа"

    Дочитала, и имею что сказать. Во-первых, роман сделан с таким местерством, которого не ждешь у начинающего автора. Харпер Ли практически нечего…

  • Если бы книги обладали волшебной силой

    Предположим: прочемл "Муму" -- и никогда не будешь жесток с животными. Гаратированно. Или прочел "Преступление и наказание" -- и…