Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Category:

Гордость и предубеждение глава 9 часть 2

Философия в гостиной.

 

Давайте еще немного поговорим о писательской технике. Девятая глава представляет собой один большой диалог с небольшим количеством участников: мссис Беннет, Элизабет, Бингли и Дарси. Причем диалог проходит сразу в четырех измерениях: миссис Беннет довольно неуклюже делает авансы Бингли, Элизабет пытается заткнуть рот своей матери, одновременно с этим завязывается отрывистый, но довольно интересный разговор между Бингли и Элизабет, да еще и Элизабет с Дарси неожиданно для самих себя обмениваются парой весьма значимых фраз. Словом хоть героев немного и они собственно говоря ничего не делают, «воздушные пути» между ними напряжены и страсти кипят.

Разумеется, нас больше всего будут интересовать два последних разговора:  Бингли с Элизабет и  Элизабет с Дарси.

Начинается все с того, что Бингли отвечая на вопрос миссис Беннет, намерен ли он задержаться в Незерфильде говорит:

« Обычно, все что я делаю, я делаю в спешке. И если бы я вдруг решил покинуть Незерфильд, то сделал бы это в пять минут. Но в данный момент я уверен, что обосновался здесь надолго».

«Именно такого ответа я от вас и ожидала», — произносит Элизабет, очевидно, скорее отвечая собственным мыслям, чем желая привлечь внимание окружающих.

Но Бингли услышал ее слова и, разумеется, они его заинтриговали.

«— Вы начинаете разбираться в моем характере, не правда ли? — ответил, обренувшись к ней Бингли.

— О да, я вас вполне понимаю.

— Хотелось бы мне считать это комплиментом. Но боюсь тот, чей характер видет как на ладони, вызывает жалость. (to be so easy seen through I afraid is pitiful).

— Тут уж ничего не поделаешь. Но из этого не следует, что глубокие и сложные натуры (Элизабет использует слово intricate — сложный, замысловатый, затруднительный, «интригующий») более или менее достойны уважения (estimable), чем характеры, подобные вашему».

Что такое разглядела Лиззи в Бингли? Современные психологи называют это свойство «спонтанностью» — способностью жить здесь и сейчас, действовать исходя из сложившихся обстоятельств. Такой человек зачастую ведет себя по-детски, но зато он искренен и естественнен. Возможно, такой человек акажется нам не слишком серьезным, но ведь именно спонтанность позволила Бингли влюбиться в Джейн после первого же танца. Да и сама Джейн полюбила его за то, что sensible, good-humoured, lively, and... so much easy» ...«чувствительный, добродушный, жизнерадостный, и держится совсем просто».  А ведь все эти качества — искренность, эмоциональность, оптимизм связаны с детской естественностью и спонтанностью. И хотя Джейн еще хлебнет горя с простой натурой Бингли, вряд ли она поменяла бы его на intricate Дарси.

 

***

Меж тем Бингли явно заинтересовался необычным хобби Элизабет.

«— А я и не знал, что вы изучаете характеры, — продолжал Бингли. — Это должно быть весьма занимательный предмет для изучения.

— Да, но сложные характеры гораздо интереснее. Этого преимущества у них не отнять».

И тут оказывается, что у беседы был еще один внимательный слушатель мистер Дарси. И тут он решает вставить слово:

«— В провинции при всем желании нельзя найти много материала для подобных наблюдений. Здесь вы постоянно общаетесь с довольно ограниченным и неизменным кругом лиц.

— Да, но люди меняются, так что вы постоянно можете увидеть что-нибудь новое». Весьма пророческая фраза!

Далее на сцену снова выступает миссис Беннет. Она начинает восхвалять красоту старшей дочери, и рассказывает как за Джейн в свое время чуть не посватался некий лондонский джентльмен, но поскольку предполагаемая невеста была слишком молода, он ограничился тем, что посвятил ей стихи.

« — Тем этот роман и закончился, — поспешно сказала Элизабет. — Наверно это не единственная страсть угасшая подобным образом. Интересно, кто первый заметил, насколько эффективно поэзия уничтожает любовь».

Мы видим, что Лиззи не зря потратила время на изучение человеческой природы — теперь она может без труда генерировать парадоксы в духе Оскара Уайльда. И парадокс не остался неоцененным.

«Я привык считать поэзию пищей для любви» — сказал Дарси».

И получил в ответ сентенцию, достойную пера Бернарда Шоу.

«Для сильной и здоровой любви — возможно. Здоровые организмы могут питаться чем угодно. Но если это лишь легкая склонность, то одного хорошего сонета обычно достаточно, чтобы загубить ее на корню».

Darsy only smiled.

 

***

Герой никогда не равен автору, и все же очень редко встречаются главные герои или героини, в которых не было бы решительно ничего от человека, создавшего их.

Наблюдательность Элизабет — это несомненно наблюдательность Джейн Остин, писавшей любимой сестричке Кассандре:

“Миссис Чемберлейн я уважаю за то, что она красиво причесывается, но более нежных чувств она у меня не вызывает. Миссис Ленгли похожа на любую другую девочку-толстушку с плоским носом и большим ртом, в модном платье и с обнаженной грудью. Адмирал Стэнхоуп вполне сойдет за джентльмена, только ноги слишком коротки, а фалды слишком длинны”.

       “Элиза видела д-ра Крейвена в Бартоне, а теперь еще наверно и в Кенбери, где его ждали на денек на этой неделе. Она нашла, что манеры у него очень приятные. Такой пустячок, что у него есть любовница и что сейчас она живет у него в Эшдаун-Парке, видимо, единственное, что в нем есть неприятного”.

       “Мистеру В. лет двадцать пять или двадцать шесть. Он недурен собой и не обаятелен. Украшением общества безусловно не служит. Манеры хладнокровные, джентльменские, но очень молчалив. Зовут его, кажется, Генри, и это показывает, как неровно распределяются дары фортуны. Я встречала многих Джонов и Томасов куда приятнее”.

Видно, что Джейн во-первых занимается наблюдениями весьма профессионально, с полным знанием дела, а во-вторых, это доставляет ей огромное удовольствие.

Откуда у провинциальной барышни будь то Элиза Беннет или Джейн Остин страсть к изучению человеческих характеров?

Я могу предположить что здесь на Джейн Остин оказали влияние по меньшей мере два источника. Во-первых, это философия  Юма, о которой ей рассказывал отец. В «Трактате о человеческой природе» (1739-40) Юм развил учение о чувственном опыте (источнике знаний) как потоке «впечатлений», причины которых непостижимы. Конечно едва ли философ предполагал, что его разработки будут применены в светских гостиных между танцами и чаем, но у Джейн Остин хватило на это дерзости, благослови ее Бог!

Во вторых, это разумеется «Характеры или нравы нынешнеого века» Лабюйера и «Максимы» Ларофшуко, с которыми Джейн познакомила Элиза де Фейид. Эти же книги рекомендовал в свое время лорд Честефильд своему сыну: «Я хочу, чтобы сейчас, когда ты вступаешь в свет, ты прочел  две книги, которые раскроют тебе характеры людей настолько, насколько это вообще могут сделать книги. Я имею в виду «Нравственные размышления» господина де Ларофшуко и «Характеры» Лабюйера». Но это была рекомендация, данная будущему дипломату. А для чего знание людей нужно  провинциальным барышням? Может быть это их способ пустить в дело ту самую quickness — сообразительность, которой наделила их природа? Может они практикуются, чтобы в последствии полновластно управялть супругом, как матушка Татьяны Лариной? Или может быть это способ почувствовать себя человеком, самостоятельной личностью, а не товаром на брачном рынке?

Мы уже знаем, что женщины дворянки были отлучены практически от всех интересных занятий. Они не могли сделать ничего серьезного. И тогда те из них, кто бессознательно претендовал на нечто большее схватились за единственное, что им было доступно. Они не могли ничего создать, они могли только наблюдать. Но и здесь их возможности были ограничены. Будь они учеными-естествоиспытателями — они наблюдали бы за процессами происходящими в природе, будь историками — наблюдали бы за развитием общества, будь культурологами  — за развитием и закономерностями культуры. Будь им доступны профессии этнографа или антрополога, они наблюдали бы за другими народами, пытаясь понять законы их мышления и социума. Но у них был один единственный объект для наблюдений — общество в гостиной, а как известно «здесь вы постоянно общаетесь с довольно ограниченным и неизменным кругом лиц». Представьте себе Чарльза Дарвина или Эйнштейна, который оказался бы связан подобными ограничениями, и перестаньте задавать вопрос о том, почему у женщин так мало достижений. Не меньше, чем было у древних греков, отказавшихся от эмпирических исследований — потрясающие произведения искусства, несколько довольно путанных теорий и очень мало практических результатов.

 И все же барышни не сдавались. Ведь они были молоды и полны сил, а мы уже знаем, что «здоровые организмы могут питаться чем угодно».  Если у них нет ни своих денег, ни кабинета для работы, ни права решать свою судьбу, они пытаются создать свое королевство прямо в гостиной. Однако Элизабет, в отличие от той же Лидии или мисс Бингли вовсе не хочется быть королевой паркета. Она понимает, что корона у подобной королевы из папье-маше и серьезных решений ей все равно принимать не позволят. Элизабет нравится быть наблюдателем. А как насчет Дарси? Он тоже выбрал для себя роль наблюдателя? Но почему — ведь у него-то в отличие от Элизабет возможностей для деятельности хоть отбавляй?

 

(Открыла Лабюйера чтобы найти какую-нибудь подходящую для примера цитату и нашла вот что: «Человек наделенный умом, порой начинает чуждаться светского общества из боязни, как бы оно ему не наскучило». Как раз для Дарси!).

 

Tags: Джейн Остин
Subscribe

  • Сны эпохи постмодерна

    Во сне читаю сборник рассказов какого-то еврейского писателя — толстый темно-красный томик, с черным силуэтом автора на обложке. Один рассказ…

  • Внезапно стихи :) Белые.

    Наткнулась сегодня на очередное обсуждение Цветаевой. Актуально, ничего не скажешь. Даже по-моему теми же лицами, которых я встречала лет…

  • (no subject)

    Сегодня я пережила одно из самых сильных разочарований в жизни. Я почему-то думала, что история загадочного исчезновения воспитанниц пансиона в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments