Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Categories:

О женской судьбе

Поскольку мы в ЖЖ у Танды зацепились языками на счет женской самостоятельности, решила выложить еще одну свою статейку, точнее полу-статейку. Изначально это было "Любовь и брак в Россиии XIX века" (для сравнения с Англией. Но получилось так, что про любовь написалось(точнее про свадьбу) а про то, что было после свадьбы пока еще нет. Ну про свадьбу все равно интересно.

Россия Любовь и брак.

День свадьбы был одним из самых важных и торжественных в жизни девушки-дворянки XIX века. Разумеется, к этому дню обе семьи готовились загодя. Когда в романе «Анна Каренина» Левин, добившись у родителей Китти согласия на брак, говорит: «Если вы меня спрашиваете, то, по-моему, нынче благословлять, а завтра свадьба», семейство Щербацких весело смеется. Ведь надо объявить о помолвке, подготовить приданое, разослать приглашения на свадебный обед, словом сделать тысячу мелочей, которые превращают взаимное желание двух людей создать семью в общественное событие.

 

Помолвка и свадьба.

Прежде, чем делать предложение, молодому человеку следовало обиняками узнать о расположении к нему самой девушки и главное — ее родителей. Ему также следовало навести справки о приданом «для того, чтобы впоследствии разочарованием не оскорбить свою избранницу, — объясняет лексикон хороших манер, и затем уточняет. — Мы говорим здесь о браках благоразумных, в которых любви и рассудку отведена равная доля».

С предложением юноша обращается к отцу девушки, к обсуждению размеров приданого допускается и мать, но ни в коем случае не сама невеста.

Помолвка происходит в доме родителей невесты, в узком родственном кругу. Гостей на нее не зовут. На следующий день родители жениха приглашают семью невесты на обед. Затем помолвленная пара наносит визиты родственникам в обеих семьях. Семьи также рассылают извещения о предстоящем браке друзьям и знакомым.

В период помолвки жениху разрешалось часто бывать у невесты, но молодые люди никогда не оставались наедине — с ними в комнате находилась мать невесты или пожилая родственница. «Никаких фамильярностей, кроме почтительного поцелуя в руку или в лоб, невеста не должна позволять, а особенно при посторонних», — предупреждал лексикон хороших манер.

Молодые люди могли обмениваться подарками: жених мог дарить невесте цветы, конфеты, фрукты, драгоценные безделушки, шали и т.д., а невеста жениху — медальон со своим портретом, собственноручно связанный кошелек, футляр для карманных часов и.т.д. Ей также рекомедновалось заниматься рукоделием во время визитов жениха.

О том, насколько тягостным мог быть период помолвки, в каком разладе пребывали естественное страстное чувство двух молодых людей и ритуалы светского общества рассказывает один из прозаических набросков Пушкина, названный им «Участь моя решена. Я женюсь». Этот набросок к ненаписанной повести был начат Пушкиным через неделю после того, как родители Натальи Никоолаевны Гончаровой дали согласие на брак и состоялась помолвка.

«Итак, это уже не тайна двух сердец. Это сегодня новость домашняя, а завтра — площадная... Всяк радуются моему счастию, все поздравляют, все полюбили меня. Всякий предлагает мне свои услуги: кто свой дом, кто денег взаймы, кто знакомого бухарца с шалями.... Молодые люди начинают со мной чиниться: уважают во мне уже неприятеля. Дамы в глаза хвалят мой выбор, а заочно жалеют о моей невесте: «Бедная! Она так молода, так невинна, а он такой ветреный, такой безнравственный»... Признаюсь, это начинает мне надоедать. Мне нравится обычай какого-то народа: жених тайно похищал свою невесту. На другой день представлял уже он ее городским сплетницам как свою супругу. У нас приуготовляют к семейному счастию печатными объявлениями, подарками, известными всему городу, фирменными письмами, визитами, словом сказать, соблазном всякого рода»...

Если что-то «не заладилось» и помолвка была расторгнута молодым людям советовали разъехаться из города, отправиться в длительное путешествие, пока все не забудется.

Свадебное платье невесте шили из кашемира или плотного шелка. Платье было закрытым — с воротом и длиными рукавами. На пояс и к корсажу прикалывали маленькие букеты цветов.  Голову невесты украшала фата, а также венок из померанца и мирта. Вдовы не надевали ни фаты ни мирта — символов девственности. Если невеста была уже не молода, она венчалась в светло-сером или светло-лиловом платье.

Жених первым приезжал в церковь и посылал в дома невесты шафера с букетом белых цветов. После этого и невеста ехала к венцу. После венчания следовал торжественный обед, потом молодые уезжали за границу, или в деревню.

 

Любовь.

Любили ли друг друга, стоявшие под венцом люди? Были ли они на седьмом небе, сознавая, что их руки и сердца наконец соединились? Или они вступали в брак, повинуясь приказу родителей, и лишь надеялись, что позже стерпятся и слюбятся?

Как во все века бывало и так и этак. Например Зианида Вольская — героиня еще одного незаконченного прозаического отрывка Пушкина «гости съезжались на дачу» вышла замуж скорее из тщеславия, чем по любви.

«Вольский, богатый молодой человек, привыкший подчинять свои чувства мнению других людей, слюбился в нее без памяти, потому что генерал-адъютант ‘’’ на одном придворном бале решительно объявил, что Зинаида первая в Петербурге красавица и что государь, встретив ее на Английской набарежной, целый час с нею разговаривал. Он стал свататься. Отец обрадовался случаю сбыть с рук модную невесту. Зинаида горела нетерпением быть замужем, чтобы видеть у себя весь город. К тому же Вольский ей не был противен и таким образом ее участь была решена».

Надо думать, Вольская была не одинока в своем желании «видеть у себя весь город» и многие барки действительно заключались ради взаимного удобства. Однако XIX век был веком романтическим, любить «без памяти» будущего мужа или жену считалось хорошим тоном и женихи и невесты часто обменивались страстными письмами. Возможно, иногда страсть была наигранной, но иногда — вполне искренней.

Вот, крохотная записочка написанная Василием Афанасьевичем Гоголем (будущим отцом Николая Гоголя) невесте Марии Ивановне: «Милая Машенька! Многие препятствия лишили меня счастия сей день быть у вас!... Прошу вас быть здоровой и не беспокоиться обо мне. Уверяю вас, что никого в свете и не может столь сильно любить, сколько любит вас и почитает ваш вернейший друг, несчастный Василий... Прошу вас, не показывайте сего несчастного выражения страсти родителям вашим. И сам не знаю, что пишу».

Вот отрывок из письма Грибоедова жене, написанного менее чем через год после свадьбы и за месяц до гибеи: «Помнишь, друг мой неоцененный, как я за тебя сватался, без посредников, тут не было третьего. Помнишь, как я тебя в первый раз поцеловал, скоро и искренно мы с тобой сошлись и на веки. Помнишь первый вечер, как маминька и бабушка Прасковья Николаевна сидели на крыльце, а мы с тобою в глубине окошка. Как я тебя прижимал, а ты, Душка, раскраснелась, я учил тебя как надобно целоваться крепче и крепче». (Вот тебе и почтительные поцелуи в руку и в лоб! Девушки и молодые люди XIX века зачастую были так же естественны и непосредственны, как их сверстники в веке XXI, и точно также они придавали гораздо больше значения любви, чем рассудку).

Вот наконец отрывок одного из многочисленных писем Пушкина к его невесте Наталье Николаевне. «Чем больше я думаю, тем сильнее убеждаюсь, что мое существование не может быть отделено от вашего: я создан для того, чтобы любить вас и следовать за вами, все другие мои заботы — одно заблуждение и безумие. Вдали от вас меня неотступно преследуют сожаления о счастьи, которым я не успел насладиться. Рано или поздно, однако, мне придется все бросить и пасть к вашим ногам. Мысль о том дне, когда мне удастся иметь клочок земли в... одна только улыбается мне и оживляет среди тяжелой тоски. Там мне можно будет бродить вокруг вашего дома, встречать вас, следовать за вами»...

Итак, многие женихи и невесты искренне любили друг друга и мечтали о семейном счастье. Но велики ли были их шансы на счастье?

 

Вместо свадьбы.

Накануне свадьбы Левин думает: «Свобода? Зачем свобода? Счастие только в том, чтобы любить и желать, думать ее желаниями, ее мыслями, то есть никакой свободы, — вот это счастье!» Но далеко не все женихи были так безрассудно-опрометчивы.

Герой ненаписанной повести Пушкина рассуждает следующим образом: «Жениться! Легко сказать — большая часть людей видят в женитьбе шали, взятые в долг, новую карету и розовый шлафрок. Другие — приданое и степенную жизнь. Третьи женятся так, потому что все женятся, потому что им 30 лет... Я женюсь, т.е.  я жертвую независимостью, моей беспечной прихотливой независимостью моими роскошными привычками, странствиями без цели, уединением, непостоянством. Я готов удвоить жизнь и без того неполную. Я никогда не хлопотал о счастии, я мог обойтись без него. Теперь мне нужно на двоих, а где мне взять его?»

Однако для молодой девушки будущее было еще более неопределенным и пугающим. Мужчина мог хотя бы рассчитывать на себя, на свой ум, опыт, образование, покровительство закона, но девушке приходилось полагаться лишь на добрую волю будущего мужа.  Казалось бы именно эта разница в положении, возрасте и образовании должна была привести пару к семейной гармонии. Муж «естественным образом» становился опекуном, наставником и руководителем  молоденькой и неопытной жены, а она с радостью покорялась его власти, видя в нем нового отца. Но писатели XIX века хорошо понимали, что неравенство — не лучшая основа для счастья. Доказательство этому — повесть Н. Ф. Павлова «Миллион», впервые опубликованная в 1839 году.

Повесть начинается довольно традиционно для XIX века. Мы знакомимся с главными героями: 30-летним скучающим и разочарованным в жизни холостяком — господином Г... и влюбленной в него юной княжной Софьей. Софья красива, умна, родовита, но бедна, господин Г... богат.  Весь свет ожидает, что он сделает ей предложение. Однако когда дело доходит до решительных объяснений начинается нечто неожиданное.

Сначала Г... признается княжне в любви: «Передо мной счастье, во мне полное убеждение, я вижу целую жизнь с вами, ничего не могу придумать  лучше, уладить вернее»...

Только одно «но» — он хочет быть уверен, что его избранница искренне любит его. И он придумал способ убедиться в ее искренности.

«Вы не свободны, вы не можете дать мне ответа, как я его понимаю, — говорит он своей избраннице. — Вы не виноваты, что на моей стороне целый свет, положение ваших дел, ваши родные, ваш собственный рассудок, все надежды, какие вам внушали, все обольщения какими вас портили, виноват я, что у меня столько совершенств. Но если вы пойдете из того только, что надо пойти,  то не забудьте, богатство, которое дает мне такую ужасную цену, это богатство, оно все-таки будет мое. Не ошибайтесь. Люди менее расчетливы, чем воображают... Деньги важны не потому, что на них купишь, а потому, что можешь купить. Этого удовольствия вы не узнаете, вы не будете иметь понятия об этой дьявольской гордости. С моим характером я сделаю себе великое наслаждение из вашей зависимости. Я стану необходимым посредником между жизнию и вами. Каждая вещь, чтоб дойти до вас, пройдет через меня. Мужчина берет силой, женщина берет лаской. Нарядное платье, роскошная комната, безделки вашего туалета — это буду я, везде я, не будет места для ваших глаз, угла для вашей мысли; все, что бросится потом под ноги, им кинется за окно, за все вы заплатите мне нежным взглядом, ангельской улыбкой... нельзя уже будет избавиться от моего богатства, до гроба надо будет наслаждаться им».

И тогда он предлагает княжне выбор, какого еще ни один жених на предлагал своей невесте. Если она любит его, она должна раз и навсегда отказаться от своей независимости ради счастья семейной жизни. Если же она ему откажет — он даст ей состояние, а значит возможность распоряжаться своей судьбой и сохранить свое достоинство, возможность превратиться из товара обратно в человека.

«Я даю вам свободу, я разрываю эти гнусные цепи, которые давят вас и, может быть, поневоле привязывают ко мне... Не сердитесь, не плачьте, взгляните на меня смело, вникните в смысл моего поступка, поймите мое теплое чувство... Это не злой умысел, не насмешка, не искушение, мне хочется, чтоб вы имели возможность пройти свою жизнь с той же нравственной чистотой, с какою создала вас природа... Но мою святую цель, мое доброе намерение я предлагаю не даром и требую награды. Я устал от сомнений, истерзан лицемерием; я не знаю, что такое правда, дайте мне встретиться с нею в вашем присутствии, сжальтесь надо мной, дайте услышать истинный звук вашего сердца, непорочный крик человеческой души!., любовь или ненависть, все равно... Я не приду в отчаянье, я потеряю вас и буду счастлив: при мне останется ваш светлый взгляд, ваше благородное слово, его отголосок отдастся на целую мою жизнь, он пересотворит меня, я все прощу свету, вес отпущу людям, я умру покойней, я вспомню, что видел однажды чужое сердце и знал чужую мысль. Что останавливает вас взять должно? не думаете ли, что я расскажу об этом?.. Да, боже мой, не могу рассказать, хотя бы и захотел!.. Мне не поверят, назовут лжецом, запишут в дураки, запрут в сумасшедший дом!.. Не боитесь ли разорить меня?.. Ах, куском моего тела, кровью моих жил я готов заплатить за правду!., вы мне скажете ее?

...Любите вы меня или нет? Миллион, княжна, возьмите миллион».

Как вы думаете, что выбрала княжна?

Миллион и независимость.

Но может быть все дело в паранойе господина Г..., а в реальности дворянский  брак в XIX веке был идиллией? Муж обеспечивает семью, жена воспитывает детей и присматривает за прислугой. По вечерам оба отправляются «в свет» в театр, на бал или на музыкальный вечер. Но давайте откроем еще одну повесть, опубликованную  примерно через полвека — «Крейцерову сонату» Толстого. Его герой после нескольких лет брака зарезал свою жену. Кто виноват? Бетховен — так считает сам убийца. Насквозь порочный институт брака и развращенное общество — полагает Толстой. Но может быть мы сумеем отыскать в тексте повести иной ответ?


Tags: феминизм
Subscribe

  • Девушка из хорошей семьи

    По ходу написания новой книги натолкнулась вот на такую историю из периода Сереьбряного века: Поликсена Сергеевна Соловьева, публиковавшая стихи…

  • Хапер Ли "Пойди подставь сторожа"

    Дочитала, и имею что сказать. Во-первых, роман сделан с таким местерством, которого не ждешь у начинающего автора. Харпер Ли практически нечего…

  • Если бы книги обладали волшебной силой

    Предположим: прочемл "Муму" -- и никогда не будешь жесток с животными. Гаратированно. Или прочел "Преступление и наказание" -- и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments