Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Categories:
Вообще-то я на даче. Поэтому если кто удивляется моему временному пропаданию из и-нета -- не удивляйтесь. Но сейчас я временно в городе. И в и-нете. И поэтому выкладываю очередную статью про женщин.

Елена Первушина

 

«Они получили свою долю страданий...»

Женские могилы за пределами цивилизации

(6-й очерк из цикла «Мистерия женщины»)

 

Несколько тысяч лет назад, вдали от великих цивилизаций Греции и Рима, в далекой и холодной северной Европе, в дикой степной Азии обитали варвары. У варваров все было не как у людей, и даже женщины-варварки зачастую обладали куда более высоким статусом и куда большей властью и свободой, чем утонченные гречанки и римлянки. Но за это им порой приходилось расплачиваться собственной жизнью. Их тела, найденные археологами могут многое рассказать нам о том мире, в котором жили эти женщины.

 

Современница Стоунхенджа

В 1990-х годах фермер Мартин Грин из Дорчестера в Великобритании, рассматривая фотографию поля своего соседа, сделанную методом аэрофотосъемки, обнаружил серди зеленеющей травы странные проплешины — большую круглую в центре и множество мелких кружков, расположенных на одинаковом расстоянии от центрального и образующих практически правильную окружность. Будь Мартин Грин уфологом, он предположил бы, что видит место посадки НЛО. Однако Мартин Грин был не только фермером, но и археологом, поэтому он заподозрил что под землей скрывается какой-то археологический памятник. Предположение блестяще подтвердилось. Начав раскопки, Грин обнаружил святилище времен неолита. А когда, раскапывая центральное углубление, он приподнял огромный камень, то увидел похороненные в белой меловой почве человеческие черепа. Когда же погребение расчистили полностью, оказалось, что в нем покоятся четыре скелета: взрослая женщина и трое ее детей.

 

Женщине было около тридцати лет и она была хрупкого телосложения. Детям было приблизительно десять, девять и пять лет. Согласно данным радиоуглеродного анализа, они жили и погибли около 3500 года до нашей эры. Кости не были повреждены, то есть если женщина или дети были убиты и принесены в жертву, то это было сделано или с помощью яда, или с помощью удушения. На костях детей были обнаружены атрофические изменения, говорящие о том, что они либо плохо питались, либо страдали нарушениями обмена веществ.

В четвертом тысячелетии до нашей эры в Европе уже появились первые земледельцы, однако исследования костей из захоронения показали что в рационе женщины и детей большую часть составляло мясо, — то есть их соплеменники либо продолжали охотится, либо разводили скот.

Разумеется, археологов очень интересовал вопрос, была ли женщина матерью детей, вместе с которыми ее погребли. Данные генетического анализа оказались неожиданными. Только самый младший ребенок — пятилетняя девочка — безусловно находился в родстве с женщиной. Двое других — десятилетняя девочка и девятилетний мальчик — не были родственниками женщины, зато по всей вероятности были братом и сестрой.

Исследование содержания изотопов стронция в костях погребенных людей дало еще более удивительные результаты. Неолитическая женщина не была домоседкой. Она успела попутешествовать по Британии. Она родилась примерно в 80 километрах севернее поселения, где 30 лет спустя нашла свою смерть. В район вблизи дорчестерского святилища она переехала уже во взрослом возрасте и там обзавелась двумя чужими детьми. Затем она снова вернулась на родину, родила дочь, затем уже вместе с тремя детьми вернулась к святилищу, где все четверо были убиты.

Пока шло изучение человеческих останков, археологи продолжали раскопки святилища.  Центральная яма оказалась огромной глубины — с помощью каменных топоров и долот древние обитатели меловых холмов вгрызлись в почву на глубину 6.5 метров. Мартин Грин предположил, что этот бездонный колодец должен был символизировать лоно Матери-земли.

Строители святилища были современниками строителей Стоунхенджа. По данным археологии один из первых неолитических храмов возведенных на месте Стоунхенджа ничем не напоминал хорошо известный нам Хоровод Гигантов, а скорее был похож на обнаруженное Мартином Грином святилище в Дорчестере. Кстати неподалеку от святилища располагается еще один удивительный памятник эпохи неолита — так называемый Дорчестерский Курсус — дорожная насыпь шириной в 100 метров и длиной в 10 километров, огражденная канавами и белыми меловыми валами (такие же валы окружали центральную яму дорчестерского святилища). По качеству эта дорога ничуть не уступает знаменитым римским, которые появятся в Великобритании лишь через три с половиной тысячелетия. Вдоль насыпи расположены погребальные курганы. Мартин Грин обратил внимание, что Дорчестерский Курсус проложен в направлении зимнего солнцестояния и предположил, что это была священная дорога, связывавшая мир мертвых и живых. Возможно, жертвоприношение женщины и детей также как-то связано с празднованием зимнего солнцестояния. Едва ли мы когда-нибудь узнаем с точностью, какое значение имело погребение женщины и детей для их соплеменников. Однако очевидно, что этот обряд был очень важен. Ведь через две тысячи лет после гибели женщины из Дорчестера в Англии по-прежнему приносили человеческие жертвы. И нередко этими жертвами оказывались женщины.

 

Ведьмы холмов и болот

В 1996 году в графстве Нортгемптоншир в Англии археолог Энди Чепмен обнаружил на вершине холма захоронение женщины железного века, принадлежавшей, по всей видимости, к племени кельтов. Поначалу он не заметил ничего необычного, но вскоре понял, что женщина умерла не своей смертью. Она лежала скорчившись, руки скрещены под грудью. Ее запястья и лодыжки  были связаны, а на шее был свинцовый ошейник. Ее лицо было развернуто к стенке ямы. Судя по положению головы, женщина была еще жива в момент захоронения и погибла от удушья. Перед археологами лежала жертва убийства, совершенного две с половиной тысячи лет назад. Газеты тут же окрестили убитую «Первой ведьмой Великобритании». Исследования судмедэкспертов показали, что женщине было около сорока лет, и при жизни ей пришлось много и тяжело работать. Она часто нагибалась, возможно, носила на голове тяжелые предметы. По-настоящему необычен был ошейник, обнаруженный рядом с жертвой. По нашим представлениям ошейник — знак рабского положения. Но у кельтов шейные украшения носили воины и вожди. Кроме того, археологи считают, что во времена древних кельтов свинец был редким и дорогим металлом. Так что ошейник мог быть и ожерельем — знаком особого статуса женщины. Возможно, эта женщина при жизни была рабыней, но не людей, а богов. А возможно, она лишь после смерти стала вестницей, посредницей между миром людей и миром божественных сил, и знаком этого стала свинцовая полоса, обвившая ее шею. 

Захоронение в Нортгемптоншире уникально — подобного ему нет больше в Англии. Но женщина из Норгемптоншира — не единственная, кого люди железного века принесли в жертву языческим богам. Еще 1835 году в болотах Ютландии в Дании были группа рабочих, прокладывавших траншею, наткнулась на мумию женщины. Болотная вода прекрасно сохраняет мягкие ткани, и рабочие увидели, что лицо утопленницы искажено гримасой ужаса. И в самом деле, ее смерть по-видимому, была ужасна. Тело женщины было прибито к дну деревянными кольями, затем его засыпали тяжелыми ветками. Датчане сочли, что перед ними юная королева Гунхильда, убитая в VIII веке н.э. по приказу жестокого конунга Харальда Синезуба. Король Дании велел похоронить свою пра-пра-пра-бабку с почетом. Тело было перенесено в город  Вайль, и помещено в местную церковь в роскошном саркофаге. Благодаря этому оно и сохранилось до наших дней. Лишь в XX веке археологам удалось установить, что женщина из болота умерла за тысячу лет до того, как родилась Гунхильда, и была современницей «Первой британской ведьмы». Эксперты также установили, что женщина не утонула в болоте — она была задушена прежде, чем ее погрузили в воду. Когда она умерла ей было около сорока лет (как и британской ведьме) и она была совершенно здорова. Но почему ее прибили кольями ко дну болота? Возможно, ее соплеменники хотели быть уверены, что женщина останется в болоте навсегда, потому что боялись ее? А возможно, совсем наоборот — они надеялись, что она станет духом болота, и будет помогать своему народу из потустороннего мира. В Скандинавском фольклоре есть немало баллад о смертных женщинах, которые становились женами водяного. Может быть перед нами одна из таких «жен»?

Кажется, что железный век в Европе был царством систематического геноцида — истребления женщин. Но на самом деле, принося свои священные жертвы, люди железного века, не предпочитали один пол другому. В тех же болотах Ютландии можно найти тела мужчин, ставших жертвами сакральных убийств. Напротив, создается впечатление, что женщины железного века разделяли с мужчинами ответственность за жизнь и благополучие своего народа и в повседневной жизни, и в священных обрядах, и в этом, и в потустороннем мире.

 

Алтайская шаманка

Древнее погребение всегда будит воображение. Хочется угадать, кем был человек, ушедший из жизни тысячи лет назад, как он жил, как встретил свою смерть. Зачастую воображение гораздо быстрее, чем кропотливые научные исследования, подсказывает ответы на вопросы. Вот только эти ответы не имеют никакой ценности — ведь они опираются не на факты, а на домыслы. Женщину, похороненную в Нортгемптоншире, газетчики сразу окрестили ведьмой, а она, вероятнее всего, была лишь жертвой, которую местные жители принесли богам. Женщину, лежавшую в ютландском болоте сочли королевой Гунхильдой, но она была почти на тысячу лет старше и вряд ли принадлежала к королевскому роду. Женщину, мумию которой российские археологи Наталья Полосьмак и Вячеслав Молодин обнаружили в 1993 году на плоскогорье Укок в районе границы с Китаем сразу же стали называть «алтайской принцессой» и «алтайской шаманкой» и вскоре «обвинили» ее в землетрясениях и самоубийствах местных жителей. Так газетная сенсация в очередной раз привлекла внимание к замечательному археологическому открытию. Немногим позже в 1995 году здесь было обнаружено и мужское погребение, но мужчина с плоскогорья Укок почти не заинтересовал газетчиков.

Алтайской мумии примерно 2,5 тысячи лет. Ее погребение относится к железному веку так же, как и погребения женщин из Нортгемптоншира и Ютландии. Но «алтайская принцесса», разумеется, не имеет никакого отношения ни к кельтам, ни к скандинавам, ни, к слову сказать, к современным жителям Алтая. Анализ ДНК обнаружил дальнее родство «шаманки» с селькупами, казахами и уйгурами. Но как называл себя ее народ, на каком языке он говорил — до сих пор неизвестно.

Мумия сохранилась почти в идеальном состоянии, благодаря воде, которая проникла в ее могилу и затем застыла.

В момент смерти женщине было около 30 — 35 лет. Причины ее смерти не известны. В костном скелете не обнаружено никакой патологии, но внутренние органы женщины были удалены в процессе мумификации. На мумии была светло-желтая шелковая рубашка, отделанная красной тесьмой,  шерстяная бело-красная юбка, красный пояс с кистями, белые войлочные чулки, и причудливый головной убор из собственных волос женщины, конского волоса, войлока, шерсти, и дерева. Этот парик был украшен золотыми лепестками и фигуркой оленя. На прядь волос, собранных на макушке, был надет сплетенный из красной шерсти чехол, который скрепляла бронзовая булавка с деревянным навершием в виде оленя, стоящего на шаре. В ушах женщины были серьги-колечки из золотой проволоки, на шее — деревянная гривна с восемью фигурками лежащих крылатых барсов, покрытая золотой фольгой. Женщина лежала на правом боку, «в позе спящей» со слегка согнутыми в коленях ногами и скрещенными на животе руками. Обе руки женщины были татуированы от плеч до кистей. Сохранилась только часть татуировок: на левом плече фантастическое животное — олень с клювом грифона, рогами оленя и козерога, рога этого чудо-зверя украшены стилизованными головками грифонов; подобная же головка помещена на спине животного, которое показано с «перекрученным» туловищем. Ниже в такой же позе изображен баран с закинутой назад головой; у его ног — сомкнутая пасть пятнистого барса с длинным закрученным хвостом. Под барсом расположен еще один фантастический зверь, изображение головы которого не сохранилось; у него когтистые лапы, длинный полосатый хвост тигра, туловище лежащего оленя, а из спины вырастает голова грифона. На запястье хорошо видна голова оленя с большими ветвистыми рогами.

С собой в загробный мир она взяла зеркало — четырехугольный кусочек бронзовой пластины, вставленный в деревянную круглую оправу с ручкой; на обороте оправы вырезано изображение оленя. У нее были и украшения-амулеты — бусины, бисер, бронзовые подвески. В ее могилу не забыли положить «косметический набор»: кисточку из конского волоса; «косметический карандаш» — стерженек из железных колечек, грифелем в котором был вивианит — минерал, дающий сине-зеленую окраску. Рядом с головным убором стояло каменное блюдечко с семенами кориандра.

Вместе с женщиной были похоронены шесть лошадей с седлами и сбруей, в захоронении найдены также кушанья из мяса овец и лошадей и украшения из войлока, дерева, бронзы и золота. «Погребальный стол» также был украшен изображениями оленей.

Все сказанное выше, конечно, будит воображение. Если бы я писала сенсационную статью в «желтый» журнал, мне следовало бы остановиться здесь, и у вас сложилось бы впечатление, что погребение в Укоке не имеет аналогов и могло принадлежать или великой королеве или великой шаманке. Но стоит заглянуть в учебник археологии, и ситуация сразу меняется.

Подобное погребение вовсе не является уникальным для  Горного Алтая. Археологам давно известны погребения родовых вождей, в таких курганах, как Пазырык, Башадар, Катанда.  Эта группа курганов, расположенная в урочище Пазырык в долине реки Большой Улаган была исследована в 1930-е и 1950-е годы выдающимися российскими археологами С. И. Руденко и М. П. Грязновым. Пазырыкцы хоронили покойников хоронили в больших ямах, в эти ямы вставляли срубы, перекрытые сверху настилом, который засыпался хворостом и большими камнями. Осенью вода просачивалась внутрь сруба и пропитывала почву. Зимой она замерзала, а летом солнце не могло прогреть такую массивную курганную насыпь, поэтому лед в срубе не оттаивал. Затем вода снова натекала в могилу и снова замерзала, вместе с ней замерзала и прилегающая земля. Образовывалась линза мерзлоты, поэтому в могиле прекрасно сохранялись и тела и вещи, хотя Алтай и не лежит в зоне вечной мерзлоты.

Обычно курганах находились два покойника — мужчина и женщина. На телах часто находили татуировки, сюжеты которых повторяют сюжеты татуировок женщины из Укока. После смерти тела были мумифицированы. (Кстати ни татуировки, ни мумификация вовсе не были привилегией наиболее богатых и знатных членов общества. Мужчина, найденный Молодиным, как раз принадлежал к беднейшим слоям «пазырыкского общества». Тем не менее у него были роскошные татуировки и после смерти он был мумифицирован).

 Хорошо сохранилась и одежда пазырыкцев: полотняные рубахи, войлочные кафтаны, чулки, пояса, шапки, кожаные сапожки. Одежда и обувь часто были отделаны мехом, а иногда одежда была украшена тончайшими лепестками золота. Они покоились в деревянном гробу, украшенном изображениями в «зверином стиле» — петухами, лосями, хищными кошками.

Стены погребального сруба были увешаны войлочными коврами, рисунки на которых также изображали различных зверей (именно поэтому археологи и заговорили о влиянии скифской культуры на соплеменников «алтайской шаманки»). На полу погребальной камеры стояли  низкие столики на них — глиняные кувшины, курильницы и деревянные чаши. Также в погребениях находили бронзовые и серебряные зеркала, музыкальные инструменты. В женских погребениях  так же, как и в мужских находят оружие: железные ножи, луки и стрелы.

Умерших сопровождали в загробный мир от 5 до 7 лошадей в богатой сбруе. В одной из могил были обнаружены детали легкой нарядной колесницы.

Наталья Полосьмак — археолог, нашедший «алтайскую принцессу», так пишет о своем открытии: «Ни в характере костюма, ни в головном уборе, ни в сопровождавших ее вещах нет ничего экстраординарного, чего не встречалось бы в ранее исследованных погребениях.... Найденное в погребении золото не показатель знатности, ибо это всего лишь тонкая золотая фольга, покрывавшая, как и во многих погребениях рядовых пазырыкцев, все деревянные украшения. Ее сложный головной убор находит прямые аналогии во многих рядовых женских погребениях».

Далее археолог все же указывает на две особенности погребения принцессы. Первая из них — чрезвычайную ценность некоторых предметов, находящихся в могиле, — в частности  шелковой рубашки и семян кориандра. Вторая — одиночное расположение могилы, которое по мнению Натальи Полосьмак может указывать на безбрачие женщины. Все это, конечно, может что-то означать. Но что конкретно — мы не знаем. Наталья Полосьмак завершает свою статью такими словами: «По археологическим материалам трудно выделить погребение служителей культа, жрецов. Есть некоторые признаки, позволяющие говорить о том, что молодая женщина, похороненная соплеменниками со столь явно выраженным уважением, отличалась неким особым даром. При этом совершенно не обязательно следует считать ее шаманкой или жрицей... Молодая женщина могла быть врачевателем, сказительницей, предсказательницей. Но вряд ли мы когда-либо узнаем об этом»...

 

Восточные принцессы

Женщинам Британии и Скандинавии не позавидуешь. Скудная жизнь, тяжкий труд и в конце — страшная смерть ради выживания племени. Даже у «алтайской принцессы» жизнь по-видимому была не легкой, раз она покинула этот мир в столь молодом по нашим меркам возрасте. Ну а что же женщины благодатного Востока? Может быть они были счастливее? Конечно не рабыни, не работницы, всю жизнь гнувшие спину над каменными зернотерками, а прекрасные принцессы в золотых украшениях, звезды восточных гаремов. Женщины, для которых праздность была привилегией и доказательством богатства и высокого общественного статуса их мужей. Может быть, эти женщины были счастливы?

Не всегда, и это доказывает захоронение бронзового века, найденное в Сирии, неподалеку от города Алеппо — одного из древнейших центров земледелия и торговли на Востоке. В гробнице лежали восемь тел: в верхнем слое захоронения — две молодые женщины, с украшениями из золота и лазурита и рядом с ними тела двух новорожденных младенцев. Слоем ниже лежало тело еще одного младенца и наконец в самом нижнем слое — тела двух мужчин, радом с одним из них находился бронзовый кинжал. И на конец на последнем уровне покоился скелет женщины а вместе с ним — чаша из серебра и бронзовые булавки. Археологи сразу поняли, что перед ними склеп, принадлежащий богатой и знатной семье. У женщины лежащей в нижнем слое были сильно развиты костные бугры к которым когда-то крепились мышцы. Скорее всего она была служанкой и занималась тяжелой работой. Совсем по-другому выглядели скелеты из верхнего слоя. Тонкие хрупкие кости не просто сказывали на аристократическое происхождение юных женщин. Медики нашли свидетельства того, что принцессы из захоронения страдали  наследственной болезнью, в результате которой было нарушено нормальное развитие костного скелета.  На предплечье одной из женщин был найден свежий перелом. Возможно он появился, когда женщина подняла руку, защищаясь от удара. Хотя, может быть, женщина получила эту травму при падении — ведь ее кости были чересчур хрупкими. Мужчины, лежащие в верхнем слое были молодыми и сильными — вероятно это были телохранители, отправившиеся в могилу вслед за «принцессами».

Но отчего умерли сами «принцессы»? У археологов есть разные версии. Захоронение могло быть свидетельством кровавой войны, между двумя семьями, или результатом «борьбы за власть» в гареме владыки, когда более удачливая фаворитка приказала убить своих конкуренток. Или молодые женщины просто умерли во время родов — их погубила наследственная болезнь. Но так или иначе, с их смертью вероятно пресеклась история целой семьи. Они стали заложницами своего привилегированного положения — близкородственные браки внутри аристократических семей «одарили» их наследственной болезнью, а постоянные войны за контроль над торговыми путями поставили их жизнь под угрозу. «Они получили свою долю страданий», — говорит судмедэксперт Джудит Литлтон, обследовавшая тела из захоронения.

 

Каждая обнаруженная могила древних времен — будь то роскошная гробница или просто яма на вершине холма многое рассказывает археологам о том, как жили люди в древние времена. И одновременно она преподносит ученым немало сюрпризов и загадок. Каждое женское захоронение — наглядное доказательство того, как мало мы знаем о жизни женщин в первобытные времена и как много еще нам предстоит узнать.

Tags: феминизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment