Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Categories:

Почему женские тексты должны изучать женщины

Читаю биографию Сафо вышедшую в серии ЖЗЛ. Автор -- Игорь Суриков.
Видно, что автор -- историк, специалист по эпохе, он пользуется литературой как на русском, так и на английском языке, читал Сапфо и других греческих поэтов в оригинале, знает много вариантов их перевода на русский, плюсы и минусы того или иного перевода, в общем, как говорится "подкован".
При этом если бы он ограничился, перечислением фактов, и не вставлял время от времени свои "житейские" (а на деле жлобские) комментарии, книга только выиграла бы.
Вот такой пассаж, например: "Да, действительно, в представлении неспециалистов, не соприкасающихся напрямую с гендерной проблематикой, гендерная история до сих пор подчас еще воспринимается как некая разновидность "женской истории". В обыденном сознании, гендер -- это то, что каким-то образом связано с женщинами и, более того -- с фемнизмом. (Ужас какой! -- Е.П.) На самом же деле не современном этапе такой подход конечно же неверен. Смеем надеяться, что  гендерные исследования ныне обрели уже вполне академическую форму, стали вполне нейтральным по отношению к политизированному радикальному феминизму, (избавились или по крайней мере избавляются от его родимых пятен)".  И дальше ставит в пример гендерное исследование быта римских легионеров. Мол, наконец то ученые перестали маяться дурью, и занялись настоящей темой: могучими и вонючими волосатыми римскими мужиками!
Или рассказывая об откровенно мизогинных стихах Симонида, не может устоять и хвалит автора... за изобретательность, с которой тот хулит женщин.
"Автор этих строк, -- пишет он, -- показал стихотворения Симонида своей супруге (не являющейся специалистом в области античности). Прочтя его, она выразилась в том духе, что это да типичный мужской шовинизм, и что женщины могли бы при желании точно так же расписать виды мужчин. Пришлось (! - Е.П.) ответить: "Так пусть они сделают это, если так просто, а то ведь пока из их уст мы слышим по своему адреу в основном предельно простую типологию -- мужчины либо козлы, либо бараны"".
Но это все в конце концов лишь подробности морального облика автора, интересные, в основном, для его жены.

Но вот автор пишет о свадебных песнях Сапфо, и замечает, что далеко не все тексты однозначно радостные, что невеста сравнивается в них не только со сладким яблочком, висящим высоко на ветке, но и с цветком гиацинта, упавшим на дорогу и растоптанным ногами пастухов.

Как гиацинт, что в горах пастухи попирают ногами,
И — помятый — к земле цветок пурпуровый никнет...

"Но утрата девственности, надо полагать воспринималась не столь уж тяжело, -- уверен Суриков, -- все-таки это вещь неизбежная для женщины, которая не обрекла себя в юности на судьбу монахини (да в античной Греции монахинь и не было)". Странное утешение, надо сказать, особенно если вспомнить что речь шла о 14 летней девочке, которую насиловал 30-лений незнакомый ей мужчина.  Ксенофонт, пишет в своем "Домострое" о молодой жене "когда она стала немного прирученной и с ней можно уже было говорить", значит в первые дни (или недели?) после свадьбы девушка так тяжело переживала полученную травму, что пряталась от мужа, как дикий зверек. Так что здесь Сапфо в своей метафоре очень точна и правдива.

Жених же и его слуги Спфо рисует как огромные устрашающие фигуры.

Выше стропила, плотники!
Входит жених, подобный Арею,
выше самых высоких мужей.

А дальше Суриков пишет: "У нас, грешным делом, даже закрадываются подозрение, сто поэтесса хочет запугать своих учениц, внушить им, что со вступлением в брак они попадают в какой-то мир чужищ, где жених напоминает ненавистного бога войны Арея-человекоубийцу (...) . Какой же может быть цель подобных  запугиваний, дескать выйдешь замуж -- вещает отроковице руководительница фиаса ( фиас -- девичья община-школа, которой руководила Сапфо -- Е.П.) -- и будут тебе один несчастья. Ух не ревность ли это, не нежелание ли отдавать своих учениц в "чужие руки"? Вполне можно допустить".

Понятно, что Суриков никогда не было 14-летней дефлорируемой девочкой. А вообразить себя на ее месте ему "Заратустра на позволяет". Но тем не менее берется судить насколько это могло быть тяжело, насколько утешала девочки мысль, что это неизбежно, и какие чувства испытывала из учительница, когда они покидали дом, чтобы вступить в брак.
Вот для того, чтобы в анализах женских произведений не появлялось подобных "интерпретаций", просто необходимо, чтобы женские тексты изучали женщины.
Tags: женщины и литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments