Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Categories:

Эпидемиологическое путешествие к морю

Глава 6
День на море

Еще далеко асфоделей
Прозрачно-серая весна.
Пока еще на самом деле
Шуршит песок, кипит волна.
Осип Мандельштам

Впечатлений было много, и хотелось дать им время улечься. И тут очень кстати случился свободный день. Он обещал быть теплым и солнечным, и мы решили взять ответные обещания:
1) испытать итальянские железные дороги и свою способность по ним перемещаться;
2) добраться до Тирренского моря и поболтать ногами в воде (час на электричке от городка Монтекатини, где была наша основная база);
3) на обратном пути выйти в городе Лукке, осмотреть город и поужинать;
4) с триумфом вернуться в гостиницу.
Сразу скажу, что почти все получилось, а что не получилось, тоже было интересно.
Сначала, чтобы сориентироваться, мы погуляли по Монтекатини, и убедились, что Термы, которыми славится городок надежно закрыты. На ресепшене мне объяснили, что принимают только тех, кто бронировал места заранее и по направлению врачей. При этом попросили отойти на метр и разговаривать на расстоянии. Ладно, беда небольшая. Море не закроют, значит едем на море.
Да, забыла рассказать, что еще в Вероне и Болонье заметила, как много в Италии собак. По большей части на поводках (мы все-таки гуляли по центрам) городов, но иногда и без. Ни разу не видела собак в намордниках. Все толстые (часто даже чересчур), холеные, блестящие. Часто один человек вел сразу двух собак, иногда одной породы, иногда — разных. Видимо, итальянцы считают что «собаки-одиночки растут эгоистами» и вообще вдвоем веселее. Гуляя по Монтекатини, мы увидели первую кошку. Белая, ангорская, гуляла по крыше своего дома и с интересном на нас глядела (у Антона в фейсбуке есть фотография). Сидя на платформе и поджидая поезд, мы увидели еще одну кошку — на этот раз буро-рыжую с черными разводами (знаете, бывают такие  — это мутация дикой серой окраски). Кошка стройная, но не тощая, мускулистая с блестящей шерстью, просочилась в щель ограды и  пошла вдоль рельс, явно проверяя границы своих угодий. Мы стали ее фотографировать и вспугнули, она насторожилась и резво ускакала в кусты. Вела она себя как дикарка, но когда на следующий день я спросила у Юрия, могла ли это быть бездомная кошка, он покачал головой. Видимо это была просто независимая кошка, вроде  Королевской Аналостанки (помните повесть Сетон-Томпсона?)
Перед тем как идти на платформу, мы зашли в маленький ларек у вокзала купить воды и пива. Хозяин что-то обсуждал со своим приятелем, и я насколько раз слышала довольно эмоционально произнесенное слово «фашизм». Вероятно, они обсуждали политику. Возможно — коронавирус и политику.
В поезде мы быстро обнаружили, что едем не в ту сторону. Пришлось выходить на следующей остановке в Пистойе  (мой тайный словарь обсценной лексики пополнился идиомой «пиздовать до Пистойи»), покупать обратные билеты и любоваться с платформы куполом собора, дожидаясь обратного поезда. Все это заняло около часа, но зато мы окончательно разобрались с расписанием и работой автоматических билетных касс. И вот мы снова миновали  Монтекатини и покатили к морю в курортный городок Виареджо (Viareggio — королевская дорога).

***
По дороге я убедилась, что маленькие замки с высокими донжонами на крутых холмах   — такой же неотъемлемый элемент тосканского пейзажа, как и кипарисы. Это было чудно и странно, усиливая ощущение, что «мы больше не в Канзасе». Зато Виареджо оказался типичной Алуштой, только побогаче. За виллы с стиле модерн ему даже можно было бы присвоить звание итальянской Ялты, если бы эти виллы не были выстроены в ряд, сомкнутым строем. Никаких садов и оград, одна стена плотно примыкает к другой, место — деньги. Единственный участок зелени в городе  — парк, явно находящийся на муниципальной земле. Так что — типичная Алушта.
Но море прекрасно. Солнце уже не то чтобы садилось, но склонялось к воде, по ней бежала золотая дорожка, волнение небольшое, но все же ощутимое, в самый раз, чтобы побегать наперегонки с волнами. Был отлив, и Антон  набрал кучу моллюсков в раковинах, а я задумалась — ни их ли братьев и сестер я ела третьего дня в Вероне.
Вдоль берега гуляли итальянцы со своими собаками. В плотных ботинках и теплых куртках (итальянцы, а не собаки — собаки как раз норовили залезть в воду). Мы уже разделись до футболок, разулись и засучили брюки. Вода и правда была холодная, но море — это море, а Тирренское  море — это Средиземное море. Мы просто должны были в него влезть, чтобы окончательно поверить, что мы больше не в Канзасе.

***
С собой мы взяли бутерброды, перекусили, и поехали в Лукку.  Ту самую, в которой начинается «Война и мир» — помните? «— Eh bien, mon prince. Gênes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Buonaparte. — Ну что, князь Генуя и Лукка теперь поместья фамилии Бонапарте».  Наполеон и правда подарил Лукку своей сестре Луизе Бочокки, и, говорят, луканцы остались очень довольны ее правлением.
Мы рассчитывали на маленькую прогулку по городу и аутентичный итальянский ужин. Не тут-то было! Город был прекрасен, собор стар и живописен,  еще несколько церквей и крепостная стена весьма впечатляющи. Для того чтобы попасть внутрь городского пространства, нам пришлось пройти по потайному входу сквозь толстую городскую стену. (Впрочем, «пришлось» — неправильное слово. Мы сделали это  с восторгом). Итак, город и правда был прекрасен, но абсолютно пуст, как в фильмах Тарковского или Миядзаки. На стене, где разбит городской парк, люди еще попадались — тренировались бегуны, опять же гуляли собаки с хозяевами. Но никаких следов оживления, царившего в Болонье всего два дня назад. Было около 6 часов — время заката. Мы решили, что не будет бродить по городу в темноте, а поедем в Монтекатини и попытаемся раздобыть ужин там.
По пути назад мы любовались прекрасным серебристо-синим тосканским закатом. В Монтекатини приехали уже в темноте. Все кафе и бары, которые мы приметили утром, оказались закрыты. Пришлось идти в гостиницу и ужинать бутербродами (некоторый запас продуктов мы купили вчера вечером). Нет, никто не скажет, что бутерброды с мягким сыром, подкопченной ветчиной и ломтиками ананаса — это совсем уж глобальная катастрофа, но закрытые в самое горячее вечернее время кафе и магазины — как хотите, это было странно. На следующее утро за завтраком мы обменялись впечатлением с другими членами нашей группы. Они все-таки смогли поесть в Лукке, потому что поехали туда с утра и остались, не доезжая до моря. В 6 часов все источники пропитания закрылись. Как это могло помочь делу борьбы с коронавирусом, для  меня до сих пор остается загадкой.
Учитывая нашу прогулку по холодной воде, мы решили начать принимать ингавирин как профилактическое средство. Я не боялась коронавируса, а боялась банальной инфекции, которая испортила бы путешествие и вызывала бы массу ненужных подозрений.  То ли он помог, то ли небольшой ли стресс, но у нас не было повода жаловаться на здоровье ни во время путешествия, ни потом.

Продолжение следует

Tags: ерудна всякая
Subscribe

  • О любимых опечатках

    Вы любите опечатки? Я их просто обожаю. Не можешь избавиться -- полюби! (С тараканами оказалось проще избавиться). Долгие годы моей фирменной…

  • Когда вы полюбили фантастику?

    А вот неожиданно интересный вопрос. Попытались тут посмотреть "Историю научной фантастики в Джеймсом Кемероном" и примерно на 5 -- 6…

  • Внезапно стихи :)

    Видимо под влиением редактуры романа и вчерашних разговоров: Panta rei Все колеблется, все течет... На свалке истории бухучет Сто лет не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments