Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Categories:

Эпидемиологический тур в Италию. В гостях у автора "Декамерона"

Глава 8
В гостях у Боккаччо
Соболезновать удрученным - человеческое свойство, и хотя  оно  пристало всякому, мы особенно ожидаем его от тех, которые сами нуждались в утешении и находили его в других.
Джованни Боккаччо. «Декамерон»

По плану на тот день у нас намечалось посещение двух городов в Тоскане — Сиены и Сан-Джиминьяно, а потом визит на частную винодельческую ферму, дегустация вина и сыра, покупки без торговой наценки.
Рано утром Юрий посмотрел итальянские новости, связался со своими приятелями, и итог был неутешителен. Вся Италия объявлена красной зоной, городским властям поручено обеспечить карантин, и они взялись за это дело необычайно споро.  Если в начале поездки мы беспрепятственно выехали из красной зоны Ломбардии, то теперь города внутри Тосканы начали перекрывать для въезда и выезда. Нам это казалось очень глупым и неудобным, многим итальянцам, полагаю, тоже, но они законопослушны и боятся штрафов.
Тем не менее наш Дженаро готов был везти нас. Но куда? Сиена была «заколочена наглухо». Виноделы позвонили и отменили дегустацию. Юрий начал импровизировать и повез нас в Чертальдо — туда, куда, как он сказал, никогда прежде не возил туристов.
Чертальдо — маленький городок в Тоскане. Как и Монтекатини он разделен на две части — Чертальдо Альто — верхний, и Чертальдо Бассо — нижний. Нижний город построен в XX веке, верхний — очень древний, основан, кажется, еще этрусками. Но самой главной достопримечательностью города  является дом Джованни Боккаччо. Писатель (а точнее, рассказчик и краснобай) вырос в этом городе, здесь жила его семья, он называл себя Боккаччо да Чертальдо. Где он родился, не понятно — может, во Флоренции, может, во Франции (его мать  была француженкой), но умер точно здесь  21 декабря 1375 года (по легенде от огорчения из-за смерти Петрарки),  и здесь же в церкви Сан Якопо э Филиппо был похоронен.
Чертальдо Альто — типичный средневековый город с рекламных открыток, сложенный из небрежно отесанного темно-красного камня, с городской стеной, узкими извилистыми улочками, высокими башнями, шпилями церквей. Это, разумеется, получилось не само собой — средневековый колорит здесь сохранялся еще в XIX веке,  когда был восстановлен дом Боккаччо (1823). В 1878 году писателю поставили памятник на главной площади. Романтизм XIX века высоко ценил колорит Средневековья  и Возрождения... приметно так же, как мы сейчас ценим романтический колорит XIX века (привет Мэри Шелли, Джейн Остин и Шарлотте Бронте).
Но и к средневеково-возрожденческой романтике мы, разумеется, тоже чувствительны, а в тот день в Чертальдо ее было хоть отбавляй. Город был пуст и утопал в тумане. Брусчатка мостовых еще хранила следы ночного дождя. Мы бродили по улочкам, не встречая ни одного человека. Временами нам чудилось за окнами какое-то движение, мы замечали силуэты за шторами, которые тут же исчезали в глубине комнат. Вероятно, мы тоже казались жителям Чертальдо призраками, невесть как забредшими в их город. Из тумана выбежал собака — рыжий сеттер и, не обращая ни на кого внимания, унеслась снова в туман по своим делам. Мы окончательно почувствовали себя в фильме Тарковского. Ну или, по крайней мере, в мультфильме «Ежик в тумане».

***
Боккаччо был весьма плодовитым писателем, в числе прочего его перу принадлежит первый психологический любовный роман под названием — «Фьямметта». Романы о любви писались давно, собственно почти все греческие и средневековые рыцарские романы были романами о любви. Но «Фьямметта» написана от первого лица — от лица женщины, и эта женщина говорит о своих чувствах. В романе нет никаких путешествия на край света в экзотические страны, нет рыцарских подвигов, заколдованных замков и потусторонних существ (обычная «начинка» рыцарских романов). Сюжет его разворачивается в родном городе героини и героя, где нет ровным счетом ничего удивительного и волшебного. Герой долго добивается любви героини, они наслаждаются близостью, потом герой уезжает, героиня тоскует по нему, узнает о его помолвке и свадьбе, потом герой возвращается, и героиня, много перестрадав, примиряется со своей участью. Никакого острого  сюжета, никаких неожиданных поворотов. Только сочувствие и сострадание читателей (а скорее — читательниц).
Но нас сейчас, конечно, больше интересовало другое произведение Боккаччо — знаменитый «Декамерон». Вы, наверное, помните, что это история о том, как Флоренция переживала эпидемию чумы. И хотя книга написана в 14 века, некоторые  абзацы из нее звучат как репортажи из газет:

«Такие происшествия и  многие  другие,  подобные  им  и  более  ужасные, порождали разные страхи и фантазии в тех, которые, оставшись в живых,  почти все стремились к одной, жестокой  цели;  избегать  больных  и  удаляться  от общения с  ними  и  их  вещами;  так  поступая,  воображали  сохранить  себе здоровье. Некоторые полагали, что умеренная  жизнь  и  воздержание  от  всех излишеств сильно помогают борьбе со злом;  собравшись  кружками,  они  жили, отделившись от других, укрываясь и запираясь в домах, где не было больных  и им самим было удобнее; употребляя с большой умеренностью изысканнейшую  пищу и лучшие вина, избегая всякого излишества, не дозволяя кому бы  то  ни  было говорить с собою и не желая знать вестей извне — о смерти или больных, — они проводили время  среди  музыки  и  удовольствий,  какие  только  могли  себе доставить...»

«Многие иные держались среднего пути между двумя,  указанными  выше:  не ограничивая себя в пище, как первые, не выходя из границ в  питье  и  других излишествах, как вторые, они  пользовались  всем  этим  в  меру  и  согласно потребностям, не запирались, а гуляли, держа в руках кто цветы, кто  пахучие травы, кто какое другое душистое вещество, которое  часто  обоняли,  полагая полезным освежать мозг такими ароматами, — ибо воздух казался  зараженным  и зловонным от запаха трупов, больных и лекарств».

«... Не станем говорить о  том, что один горожанин избегал другого, что сосед почти не заботился  о  соседе, родственники посещали друг друга редко, или никогда,  или  виделись  издали: бедствие воспитало в сердцах мужчин и женщин такой ужас,  что  брат  покидал брата, дядя племянника, сестра брата и  нередко  жена  мужа;  более  того  и невероятнее: отцы и матери избегали навещать своих детей и ходить  за  ними, как будто то были не их дети».

Вы, вероятно, помните, что книга повествует о том, как  компания молодых флорентийцев и флорентиек во время эпидемии чумы укрывается в загородном поместье. Один из юношей, Дионео, в образе которого, как считают литературоведы, Боккаччо вывел сам себя, говорит собравшимся: «Я не знаю,  что  вы  намерены  делать  с вашими мыслями; свои я оставил  за  воротами  города,  когда,  недавно  тому назад, вышел из них вместе с вами; поэтому, либо  приготовьтесь  веселиться, хохотать и петь вместе со мною (насколько, разумеется, приличествует  вашему достоинству), либо пустите меня  вернуться  к  своим  мыслям  в  постигнутый бедствиями город».
Одна из дам отвечает ему: «Ты прекрасно сказал,  Дионео,  будем  жить весело, не по другой же причине мы убежали от скорбей. Но так  как  все,  не знающее меры, длится недолго, я, начавшая беседы,  приведшие  к  образованию столь милого общества, желаю, чтобы наше  веселье  было  продолжительным,  и потому полагаю необходимым  нам  всем  согласиться,  чтобы  между  нами  был кто-нибудь главным, которого мы почитали бы и слушались как набольшего и все мысли которого были бы направлены к тому, чтобы нам жилось  весело».
Герои «Декамерона» решают, что каждый день будут выбирать нового  «короля» или «королеву» компании. Нам не нужно было выбирать: у нас был Юрий, и он изо всех сил старался, доставить нам поводы для радости. Как известно,  хорошее настроение поднимает иммунитет и укрепляет защитные силы организма.

***
Однако Юре было все труднее удерживать наш экскурсионный корабль на должном курсе. Тут нужно сделать небольшое отступление. Тоскана — местность холмистая, а временами даже гористая. Поэтому там много городов, расположенных, как Чертальдо и Монтекатини, «на двух этажах», которые с середины XIX века связаны  фуникулерами. Вы, возможно, знаете веселую итальянскую  песню, посвященная фуникулеру, подвозящему туристов к кратеру Везувия, она называется «Funiculì funiculà»  — «Ты поднимаешься, она поднимается». Если же, как и я, услышали о ней впервые, то знайте: она очень заводная, и вы можете послушать ее с исполнении великолепного хора оперных теноров во главе с Лучано Паваротти — ссылка в конце главы.
Старейший из действующий фуникулеров Италии работает как раз в Монтекатини. Но, когда мы приехали, он оказался закрыт. Это было досадно, но не слишком, нам и так хватало впечатлений. Другой фуникулер работал у Чертальдо, но он тоже оказался закрыт. Наверх нас доставил автобус. Его салон был перегорожен красно-полосатой лентой, и водитель брал на борт только 10 человек, не больше. В группе нас было, как я уже писала, 13 (11 туристов + Юрий + Дженаро).  Пришлось совершить два рейса, чтобы перевести всех. В этом не было ровным счетом никакого смысла — никого, кроме нашей группы, на остановке все равно не было, а мы с самого начала путешествовали вместе и давно заразили бы друг друга, если бы было чем заражать. Но «dura lex, sed lex», мы перебрались наверх в два захода, и мистическая атмосфера средневекового опустевшего городка с лихвой возместила нам отсутствие фуникулера. Но при спуске возникла новая коллизия: у водителя оставался только один рейс, а потом он должен был уехать на обед. Водитель, к его чести, колебался недолго, и позволил всем 12 пассажирам погрузиться в свой автобус. Здравый смысл восторжествовал над буквой закона, что не могло на внушать оптимизма.

***
Вдохновленные успешным началом мы отправились в Сан-Джиминьяно — еще один очень известный туристический центр Тосканы, славный четырнадцатью башнями, прозванными «небоскребов средневековья». Антон предвкушал фотосессию с ними. Но увы, на въезде в город нас встретила полиция и настоятельно рекомендовала возвращаться в Монтекатини. На наших глазах Италия снова превращалась из объединенной с большим трудом в XIX веке страны в средневековый конгломерат городов-государств с неприступными городскими стенами, готовыми отразить вторжение извне. Это было экзотично, но, по меньшей мере, странно для человека, привыкшего жить в XXI веке. Во что в этот момент превращалась объединенная Европа, я тогда не задумывалась. Видимо,  мой мозг решил осмыслять все постепенно.
Кажется, Юрий был шокирован не меньше нашего, но быстро сориентировался и предложил показать нам Монтекатини Альте. Идея была хороша: старая часть города на горе с двумя вершинами и такой же средневековой сильно разрушенной крепостью, улочки, бегущие верх и вниз; старинные дома, кажущиеся опустевшими. Еще один город-призрак.  Одна беда — есть хотелось все сильнее. Юрий собирался накормить нас обедом в Монтекатини Альте, но все рестораны оказались закрытыми, хотя еще не пробили роковые шесть часов.
Когда в Петербурге я учила итальянский язык, я, разумеется, ставила себе итальянские песни, в том числе знаменитую  «Sono un italiano», начинающуюся со слов:   «Lasciatemi cantare» — «Позвольте мне спеть». Тогда я подумала, что если забуду спряжение глагола «volere» — «хотеть» в условном наклонении (оно довольно причудливое), то можно будет сказать: «Lasciatemi mangare» — «Позвольте мне поесть». Сейчас эта фраза пришлась бы очень кстати, но вот сказать ее было некому — все итальянцы попрятались по домам.
Когда мы приехали в гостиницу, Николетта сказала нам, что к ней несколько раз заходили карабинеры и просили предупредить постояльцев, чтобы сидели по номерам, а не разъезжали по Тоскане. Она была напугана — но, как я поняла, не столько эпидемией, сколько грозившими ей в случае нашего непослушания штрафами.  «Лучше бы они привезли полевую кухню», — подумала я. К счастью, запас хлеба, мягкого сыра и (вы не поверите!) вяленой конины (есть с Италии и такой деликатес) в нашем холодильнике еще оставался, Николетта продавала кофе, воду и пиво, так что вечер мы провели довольно весело. Разумеется, за просмотром последней экранизации «Декамерона».

Песня о фуникулере в исполнении Паваротти и других теноров  вот тут: https://www.youtube.com/watch?v=I-ggO7t63KU

Tags: ерудна всякая
Subscribe

  • В этот день 11 лет назад

    Этот пост был опубликован 11 лет назад!

  • В этот день 7 лет назад

    Этот пост был опубликован 7 лет назад! Но я поняла, что по-прежнему готова раздавать поэтесс всем желающим :))

  • (no subject)

    Недавно обнаружила на дзене тест о «Самых красивых героинях». Прошла его, и подумала, что же некрасивые? Разве они не заслужили внимания? И решила…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments