Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Categories:

Эпидемиологический тур в Италию. Бравурный финал

Глава 9
Долгий путь со штрафной стоянки

Иль чума меня подцепит,
Иль мороз окостенит,
Иль мне в лоб шлагбаум влепит
Непроворный инвалид.

Иль в лесу под нож злодею
Попадуся в стороне,
Иль со скуки околею
Где-нибудь в карантине.
А.С. Пушкин

Я все искала подходящий повод рассказать от тосканском хлебе. Поскольку это уже последняя глава, а другого повода может  не представиться, расскажу здесь. Исторически Тоскана — это именно хлебная житница. Макароны и паста здесь долго были непопулярны (спагетти — это, скорее, южное блюдо), картофель, гречка, рис — тем более не котируются, и именно хлеб является традиционным гарниром не только к  bistecca alla fiorentina (см. главу 5), но и вообще к мясу.  Так, по крайней мере, писала Елена Костюкович — основой источник моих сведений об итальянской кухне. Она описывала «неччи» — лепешки из каштановой муки изобретенные в Пистойе, «брускетту» — «теплый сухарь, политый маслом и намазанный чем-то хорошим поверху», «хлеб святой Бригитты», «берлингоцци» — «колечки  типа хвороста, хрустящие снаружи и мягкие внутри», сладкий хлеб с пряностями и цукатами и т.д.
В реальности — не тут то было. Весь хлеб, который мне попадался в Тоскане, был белым, типа багета, а по вкусу напоминал опилки. Только при последнем нашем посещении магазина нам удалось купить серый и вкусный хлеб. Я даже сохранила этикетку. Это был Pan di Macina — «из муки перемолотой в каменных жерновах, после 40 часов подъема с закваской,  100% итальянский». Видимо, итальянцам этот хлеб тоже нравится, потому что мне досталась последняя буханка в супермаркете, случайно завалившаяся на полку с багетами.
Случайное открытие, пока я изучала этикетку: дрожжи по-итальянски «lievito madre» — «летающая мать».

***
Итак, красная зона.Покидать зону запрещено, «если только не доказаны причины, связанные с семьей или работой». Движение внутри зоны ограничено (опять-таки если не...). Закрытие всех образовательных учреждений (школ, университетов), спортивных залов, музеев, лыжных станций, культурных и социальных центров, бассейнов, театров, пабов и клубов.  Бары и рестораны имеют ограниченное время работы с 6 утра до 6 вечера, с расстоянием не менее одного метра между людьми. (На самом деле большинство из них предпочло закрыться, так как не могло обеспечить должного расстояния). Во время нашего последнего заезда в магазин, нас пропускали туда по одному, выдерживая пресловутую дистанцию в один метр, что опять-таки выглядело странно — мы пришли вместе и мгновенно воссоединялись, пройдя через контроль. На входе лежали бесплатные перчатки и стояли флаконы с антисептиками — вот это правильно, нам всем не помешает чаще мыть руки, независимо от наличия  коронавирусов. На кассе кассирша (как ни странно без маски) просила нас встать на расстоянии метра от нее и тут же извинялась (потому что у кассы это тот еще трюк). В авто-грилях перед стойкой пол уже расчерчен на квадратики, полосатым скотчем, если стоишь в центре квадратика, то  считается, что ты «в домике» и не представляешь угрозы для общества. Маски носить никто не заставляет, потому что распоряжения такого не было, их никто и не носит. Итальянцы смущены, они понимают, что все эти меры в большинстве своем — психотерапия. Но закон есть закон.
Понятно, что мы оказались «неучтенным фактором», о туристах из России просто некому было подумать и позаботится, и что людей, как мы, оторванных от дома и очага, от чайников, кастрюль и  погребов с запасами, в Италии не так много. «Нормальные итальянцы», оказавшиеся на момент введения карантина где-то в другом городе, просто сядут на машину и поедут домой. Но когда они окажутся дома, им волей-неволей придется из него выходить. Вряд ли кто-то может продержатся на запасах хотя бы две недели. Продукты придется докупать, а учитывая, что магазины работают по сокращенному графику и пускают в них «маленькими порциями», придется ждать на улицах, в очередях, то есть карантинные меры приведут ровно к тому, чего с их помощью пытались избежать.  Когда человек доберется до магазина, он купит больше, чем обычно (его же предупредили, что хороший гражданин обязан выходить их дома пореже). Следовательно,  магазинам придется увеличить поставки, а если это сделают все магазины одновременно (а они это неизбежно сделают), это приведет к хаосу уже второго порядка. Грузовым машинам, въезжающим в город, придется проходить контроль на созданных   внутренних таможнях, что еще больше осложнит ситуацию. В карантине люди не станут здоровее, напротив, проживание большой семьей на ограниченной территории, вынужденное нарушение подвижности и недостаток свежего воздуха приведут к вспышке банальных респираторных  инфекций и «гриппов прошлых лет», которых мы уже не так боимся, но которые продолжают циркулировать в популяции (птичий грипп, свиной грипп — помните такие?). Это, в свою очередь, приведет к падению иммунитета, и сделает людей менее защищенными против пресловутого  коронавируса. Пару раз я сидела на карантине по гепатиту в школе и через неделю, от скученности в помещении, мы все были простужены, чихали и кашляли, а ведь мы проводили вместе только по 5-6 часов, а в остальное время вели привычный образ жизни.  То есть на самом деле тотальный карантин не защищает людей  от заражения,  а только   провоцирует передачу инфекции и повышает число людей, к ней восприимчивых. Особенно, разумеется, это ударит по пожилым. В нормальных условиях карантин накладывается на заболевшего плюс на людей, который достоверно контактировали с ним. В такой ситуации он имеет смысл. В противном случае — это фикция, которая к тому же оттягивает на себя кучу ресурсов. Люди, мужественно стоявшие на входе в магазин и пропускавшие  в него по одному человеку за раз, только зря рисковали своим здоровьем. Пример карантина на океанском лайнере показал, что даже если запереть пассажиров по каютам, это не защитит их от заражения. Вероятно, по крайней мере этот штамм вируса может распространяться не только воздушно-капельным, но и воздушно-пылевым путем, через вентиляционную систему. А может быть, этот карантин тоже не был строгим, так как на лайнере не было условий для полноценной изоляции, как не может их быть в современных городах. Покупка продуктов, покупка лекарств, вынос мусора, выгул собак — все эти действия нельзя отменить из-за карантина, а значит людям волей-неволей придется взаимодействовать друг с другом. И если будут взаимодействовать два здоровых человека ничего плохого не будет. Выявление и изоляция больных, и людей, имевших с ними подтвержденный контакт, — вот чем должна заняться медицинская служба, возможно,  при помощи полиции, а в самом трудном случае — армии. А не гоняться за здоровыми. Разумеется, имеет смысл остановить проведение общественных, спортивных и культурных мероприятий, закрыть детские сады, перевести школьников и студентов на дистанционное обучение (заодно протестировать системы). Но парализовать сообщение в регионе и в целой стране, спровоцировать серьезные экономические проблемы — едва ли это может помочь борьбе с инфекцией. И тут мы возвращаемся к анекдоту о «Панде». Очень просто сделать так, чтобы твою машину отогнали на штрафную стоянку. Достаточно оставить ее в неположенном месте, пусть даже ненадолго. А вот получить ее обратно может оказаться очень сложно, хлопотно и дорого. А деньги стране с эпидемией ой как нужны, особенно в условиях политических пертурбаций.
Третьего дня я узнала, что карантинные меры в Италии признаны безрезультатными, чего, в общем, и следовало ожидать. В связи с этим было принято решение... их ужесточить. Что тоже ожидаемо. Административная система громоздка и неповоротлива: если она не работает, то проще попросить ее поднажать, чем учить новым трюкам. Вот отрывок из записи в ЖЖ одного из медработников-волонтеров — русского, живущего в Бергамо: «Меж тем правительство выпустило очередной декрет, ужесточающий условия карантина. Теперь закрывают все парки, скверы и вообще любые места коллективного проведения досуга на улице. Запрещается заниматься спортом на свежем воздухе. В дополнение к предыдущим запретам общепита закрываются пункты питания на вокзалах и на заправках. Раньше поездка человека из одного дома в другой, который принадлежит ему же, разрешалась, сейчас и это не является уважительной причиной. В выходные, праздничные и предпраздничные дни вообще нельзя выходить из дома. И так далее. Однако многие считают эти меры недостаточными. Сегодня президенту и премьер-министру было передано письмо, подписанное мэрами 243 городов Ломбардии. Они просят еще больше ужесточить режим, фактически повторить то, что было сделано в китайской регионе Ухань». Проблема в том, что в Ухани, насколько я знаю, эпидемиологи работали с серотипом коронавируса, вызывающего гораздо больше тяжелые формы болезни,  однако (отчасти именно вследствие этого) гораздо менее способным к распространению.  Такие инфекции могут задушить сами себя (как, вероятно, это сделал знаменитый «английский пот»). Этот серотип, кажется, так и остался внутри карантина. В Европу же убежал его «младший братик» — вызывающий меньше тяжелых форм и, соответственно, меньшую летальность, но более контагиозный (заразный). Остановят ли его  более жесткие карантинные меры? Мы скоро это увидим.
Пока я недоумевала, Юрий связывается с муниципальными службами  по интернету, получает разрешение на наш трансфер в Бергамо. Мы выезжает очень рано, в шесть чесов утра, возможно, чтобы не травмировать нервных карабинеров.  По дороге планируем посмотреть старый город Città Alta — т.е буквально «верхний город». Но выясняется что он жестко перекрыт, и нам доступен только аэропорт. Тогда Дженаро сворачивает в городок Леричи на Лигурийском побережье, и там мы прощаемся с Италией. Замок в городе тоже закрыт, лестница к нему перекрыта полосатой ленточкой: видимо, в замке и на лестнице трудно обеспечить расстояние в один метр. День пасмурный, море серое, но спокойное, умиротворяющее и погруженное в себя. Молча предлагает нам сделать то же самое.

***
Мы прибываем в аэропорт, прощаемся с Дженаро, идем сдавать багаж. Нам предстоит короткий полет до Риги. Но не без приключений. При проверке багажа нас традиционно заставили выпить всю воду. Большой беды мы от этого не чаяли: всегда же можно купить воду в терминале. Оказалось — не всегда. Все магазины, включая Duty Free, были закрыты. А ждать нужно больше двух часов. Пришлось посылать гонца вниз, за водой, и он должен был еще раз пройти через контроль.
Но все позади, и  мы уже летим над Альпами. Завораживающее зрелище на прощание. Я оказалась на первом сидении лицом к лицу с стюардом. Он был очень доброжелательным и словоохотливым, как, впрочем, все итальянские стюарды, которые мне встречались. Спросил, лечу ли я домой. Я ответила, что из Риги мне предстоит долгий путь на автобусе. Куда? В Санкт-Петербург. Россия? Да.
— О! — радостно воскликнул стюард. — Владимир  Владимирович?
Чтобы обрадовать его еще больше,  я сказала, что моего отца тоже зовут Владимир, а я — Елена Владимировна. Тут он едва не влез мне в рот, чтобы узнать, как правильно произносится мой отчество. Излишне говорить, что маски не было ни на нем, ни на ком из команды. Потом, я, естественно, захотела узнать, как зовут его и его отца и выяснила, что он Франческо Джованиевич, и у него много общего с Антоном, так как Антон, на самом деле, — Антонио Джованиевич.
За приятной беседой мы не заметили как долетели. Попрощавшись в Франческо Джованиевичем, я устремилась в кафе. Там были горячий кофе и горячие буритос. Излишне писать, как я им была рада.
Только В Петербурге я узнала, с каким трудом добирались до дома некоторые оставшиеся за границей россияне. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить компанию InterLux Travel, которая, во-первых, нашла для нас Юрия  Храмова, а, во-вторых, увезла нас из Италии четко и технично, так что отсутствие воды в зоне вылета оказалось нашей самой большой проблемой.

***
Остается рассказать совсем немногое.  Мы погрузились в автобус, и я мирно уснула. Мне снился кошмарный сон — что мы остановились посреди дороги, к нам в автобус вперся какой-то странный тип и заставил девушку, сидевшую на переднем кресле, читать что-то про коронавирус. Оказалось, что это не сон, а эстонский пограничник. Пока мы путешествовали по Италии, между Латвией и Эстонией появилась граница, и пограничники вели себя как типичные «халифы на час».
Теперь я дома, сижу на карантине и читаю, как у френдов  «сохнут глаза», и они беспокоятся, не коронавирус ли у них. Я тоже беспокоюсь по поводу любого чиха, а тем более кашля, своего ли, чужого ли. Но это — как мочиться в постель. Энурез случается и у взрослых людей, в этом нет ничего постыдного, но об этом не принято говорить во всеуслышание, прежде всего потому, что такие разговоры бессмысленны и мало интересны. И разгонять свою и чужую панику тоже бессмысленно. И стыдно. То, что происходит сейчас  — одна из многих эпидемий. Причем далеко не самая серьезная. Если ее не превратят в «самую серьезную» неудачными административными мерами. Кто-то, безусловно, сейчас зарабатывает на панике баснословные деньги. Давайте не будем им помогать — они нас об этом даже не просили. Что мы можем? Не становиться скотами, как тот эстонский пограничник. Не использовать действительно тяжелую ситуацию для того, чтобы почесать свое ЧСВ. Это только самую малость менее мерзко, чем наживаться на чужом страхе или на чужом горе. Вы не знаете, как заработать деньги на панике? Или знаете, но не имеете возможности это сделать? Ну так и не раздувайте панику! А что касается собственного страха, то, как гласит знаменитый американский мем, который цитируется, например, в «Чужих»: «Вы что, собираетесь жить вечно?» Я — нет.
Tags: ерудна всякая
Subscribe

  • (no subject)

    IX ЧЕРНЕЦОВ Когда я объявил батюшке о намерении своем определиться в военную службу, он сказал: "Что ж? Прекрасно! Где хочешь служи. Ведь не я…

  • (no subject)

    VII И ТО И СЕ Еще минул год. Опять весна. Опять чудные майские ночи... Есть речи, - значенье Темно иль ничтожно, Но им без волненья Внимать…

  • (no subject)

    VI ЖЕНИХ Прошло лет семь. Я готовился перейти на последний курс. Вокруг меня не осталось никого из приехавших в Москву в желтой карете. Аполлон,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments