Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Categories:

О стереотипах в воспитании мальчиков и девочек часть 3

Снова перепост из "феминисток"

МИФ 3. Тестостерон определяет повышенную склонность мужчин к риску. Благодаря тестостерону мужчины лучше ориентируются в чрезвычайных ситуациях, требующих полного напряжения физических и умственных сил,  женщины же более успешно действуют в стандартных ситуациях, когда необходимо совершать множество  мелких и монотонных операций.

 Цитата ("Воспитание сына" Дон и Джоан Элиум :

 Импульсивное желание рисковать

Я ехал в автомашине, где со мной были еще пятеро маль­чиков. Шел дождь, мы двигались по живописной дороге над океаном. Вдруг откуда ни возьмись поворот. Я резко кру­танул руль, и машина встала на два колеса, повиснув на краю обрыва. Внизу был виден океан и островерхие скалы. Мы все вскрикнули, и я не знаю, как это случилось, но ма­шину вдруг толкнуло назад, и она встала на все четыре ко­леса прямо посредине дороги. Я нажал на тормоза и оста­новился. В потрясенном молчании, которое воцарилось, первой моей мыслью было: «Давай попробуем еще раз!»

Тед, мальчик 16 лет

Такие рассказы приводят родителей в состояние транса. Очень трудно защитить сына от других, но еще труднее защитить его от самого себя. Биологическая сила не толь­ко заставляет тело мальчика развиваться физически, но и понуждает его испытывать пределы возможного, осо­бенно те, которые другими принимаются на веру. Произ­водители перевязочных материалов знают, как часто маль­чики испытывают силу земного притяжения. Универмага тратят средства на двусторонние зеркала и видеокамеры, чтобы ловить тех, кто пытается проверить, действитель­но ли рука быстрее глаза. Изготовители планеров, мото­циклов, альпинистского снаряжения, скоростных авто­мобилей и других подобных товаров процветают, потому

что им известно: мужчины неизбежно будут испытывать судьбу снова и снова. И когда впоследствии сын начина­ет делиться с родителями тем, что он на самом деле выделывал в юности, те радуются лишь одному: что тог­да об этом не знали.

Исследования доктора философии Фрэнка Фарлея, психолога Университета штата Висконсин, связали вы­сокий уровень тестостерона со стремлением к риску. Мужчин с «относительно высоким уровнем тестостеро­на» Фарлей назвал типом «большое Т». Те, у кого уро­вень тестостерона был близок к норме, получили назва­ние «маленькие т». Субъекты, отнесенные к «большим Т», отличались либо высоким творческим потенциалом, либо склонностью к правонарушениям. Иногда у них присутствовало и то и другое. И творческие, и преступ­ные «большие Т» чаще других демонстрировали самораз­рушающее поведение. Среди них было больше случаев злоупотребления наркотиками, курением, алкогольными напитками; они в два раза чаще, чем предствители «ма­леньких т», попадали в аварии.

Доктор Фарлей предполагает, что мальчики и мужчи­ны, которых можно отнести к «большим Т», обычно ру­шат основы, низвергают авторитеты и любят устанавли-иать собственные правила. Они могут взять ответствен­ность на себя, создать что-нибудь новое, а затем перейти к другому проекту, который стал для них более привле­кательным. «Маленькие т» хотя тоже агрессивны, но 11 редпочитают следовать установленным правилам, вно­сят порядок и стабильность в любое дело и более склон-пы к управлению проектами, чем к их созданию. Любой организации нужны дух и силы обеих этих групп: силовые игроки и игроки, принимающие на себя удар, в бейс-боле, творческий президент корпорации и надежный уп­равляющий, первый танцовщик и линия кордебалета и театре.

Диапазон рискованного поведения широк: от опасных трюков, угрожающих жизни, до мягких форм в виде рас­ширения границ дозволенного. Старшеклассник влезает в главный школьный компьютер, чтобы автоматически подправить свои оценки, если они ниже, чем ему хочется. Потом он оказывает такую же «услугу» другим школьни­кам, превращая это в очень выгодное предприятие, пока секретарь не обнаружит заметки «мастера» к програм­мам, случайно позабытые в компьютерном классе. Одна опытная компьютерная фирма нашла способ извлекать выгоду из пристрастия юных хакеров к взламыванию программ: она наняла в качестве контролера вновь вы­пускаемой продукции 13-летнего мальчика. Его задачей было взламывать программы и тем самым обнаруживать прорехи в системах защиты. Если вы не видите у своего сына никаких признаков склонности к риску в том или ином виде, оглянитесь назад: приходило ли ему в голову еще в дошкольном возрасте выстроить полутораметро­вую башню из стола и стульев и, накинув на плечи по­крывало, прыгнуть с этой высоты, чтобы проверить, по­летит ли он, как сверхчеловек?

Тестостерон предрасполагает мужчин к поиску риско­ванных приключений. Они тратят немало энергии в по­пытках поколебать систему, исследовать свои возможно­сти и бросить вызов традиционным взглядам.

 

 

Ситуация, описанная в начале статьи с точки зрения физиологи довольно понятна. Наш организм прекрасно умеет мобилизовать свои ресурсы в случае опасностей.

Мобилизация касается всего организма ― в кровь из мозгового вещества надпочечников проступает адреналин, вызывающий усиление сердечных сокращений, сужение мелких сосудов (кроме сосудов работающих мышц), расширение бронхов ― т.е. организм переходит в режим «максимального поступления кислорода и выделения энергии за минимальный промежуток времени». В качестве «группы поддержки» выступают гормоны коры надпочечников глюкокортикоиды которые повышают уровень сахара в крови (сахар является главным источником энергии для клеток), дополнительно повышают давление в сосдуах и усиливают сердечные сокращения. распад жиров мобилизацию иммунной системы и тормозят все процессы синтеза в организме. Их роль особенно велика если стресс из острого (секунды, минуты) превращается в хронический (дни, недели).

В той или иной степени в стрессорной реакции участвуют все органы и системы, включая, разумеется, и головной мозг. Так например знаменитый эффект «замедления времени» в критических ситуациях вероятно связан с ускорением проведения импульса в коре головного мозга.

Но из состояния тотальной мобилизации организм должен выйти с наименьшими потерями (а многие стрессорные реакции являются повреждающими для организма). Поэтому в первые минуты после стресса в кровь поступает большое количество «естественных опиатов» ― энкефалинов и эндорфинов ― медиаторов коры головного мозга, которые снижают болевые ощущения и вызывают эйфорию. Эйфория настолько сильна, что действительно возникает желание «повторить». (Я это испытала сама на институтских экзаменах. К сожалению, к 3 курсу экзамены, и пятерки за них, вошли в рутину и кайф пропал.)

Но при чем здесь тестостерон? В том-то и дело, что не при чем. Потому что половая система является первой из кандидатов на отключение во время стресса. Понятно почему ― организму в критической ситуации не до размножения. Если стресс, как в описанном случае, длился секунды, то уровень половых гормонов в крови просто не успеет измениться ― это вам не адреналин, там более медленная система обратной связи. При хроническом же стрессе уровень половых гормонов в крови неуклонно падает.

Кроме того, мне не попадалось никаких данных о том, что тестостерон как-то по особому влияет на постстрессорные реакции. «Эндорфиновый кайф» в равной степени доступен и мужчинам и женщинам.

 

Почему же мальчики и мужчины зачастую склонны к бессмысленному риску?

(Дальше я вылезаю за границы своего профессионального поля, так что все что изложено ниже, следует рассматривать как частное мнение).

Из-за парадоксов нашего собственного воспитания мы часто даем детям противоречивые рекомендации, содержащие в себе «скрытую провокацию». Например, отец говорит мальчику: «Веди себя хорошо, не смей драться», но при этом тон его голоса дает мальчику понять, что если он буквально выполнит совет отца, отец будет считать его слабаком. Разрываясь между двумя противоречивыми указаниями мальчик может вести себя плохо, только по тому, что его убедили, что «мальчик не должен быть слишком хорошим». При этом если его обидели, он не имеет права плакать («мужчины не плачут!») и скорее всего предпочтет кулачную расправу с обидчиком.

Что касается склонности мальчиков к непослушанию, то здесь возможно, имеет место тот же психологический механизм. Говоря своему сыну: «Ты должен всегда нас слушаться» родители часто думают в глубине души: «Но если ты не будешь иногда хулиганить — значит ты — не мужчина». Дети прекрасно воспринимают эти «молчаливые указания» и часто ведут себя намеренно вызывающе просто чтобы их не считали «тряпками». Такое демонстративное непослушание может довести мальчика до серьезных неприятносей.

 

Что же касается «большого Т» и «маленького Т» мне эти заключения кажутся в высшей степени сомнительными, но в конце концов я не андролог. Может быть, мужчины с нормальным уровнем тестстерона действительно никогда не поднимутся выше младшего менеджера. Но по-моему это просто наукообразный способ меряться сами-знаете-чем.

Tags: о воспитании
Subscribe

  • Девушка из хорошей семьи

    По ходу написания новой книги натолкнулась вот на такую историю из периода Сереьбряного века: Поликсена Сергеевна Соловьева, публиковавшая стихи…

  • Хапер Ли "Пойди подставь сторожа"

    Дочитала, и имею что сказать. Во-первых, роман сделан с таким местерством, которого не ждешь у начинающего автора. Харпер Ли практически нечего…

  • Если бы книги обладали волшебной силой

    Предположим: прочемл "Муму" -- и никогда не будешь жесток с животными. Гаратированно. Или прочел "Преступление и наказание" -- и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments