Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Category:

Читателям "Пустоцвета" -2

Глава 17.

 

Погода им благоприятствовала и путешествие не затянулось. Полковник Фицуильям заранее подобрал пансион, где он и мистер Дарси смогли разместить Джорджиану со всеми удобствами.

Утром, пока Джорджиана отдыхала с дороги, полоковник и мистер Дарси отправились в порт, а миссис Фицуильям предложила Мэри «пройтись, разведать, что продают в здешних магазинах». Мэри уже не раз замечала, что в речи ее новой подруги проскакивают военные словечки и этой ей ужасно нравилось ― таким образом даже обычная прогулка приобретала оттенок приключения.

Впрочем, без приключений на само деле не обошлось. Две путешественницы с непривычки заплутали между одинаковых серых домов и неожиданно для себя самих оказались на берегу моря у рыбачьих лодок.

Море потрясло Мэри. Эта огромная серая масса, беспокойная, слепая, ворочалась на своем ложе, как великан, с головой накрытый одеялом. Запах соли, пропитавший вс вокруг, казался запахом великанского пота и пугал девушку ничуть не меньше, чем волны и ветер. Мэри вновь почувствовала себя бесконечно маленькой и незначительной. Она в растерянности топталась на берегу, кдва слыша, что говорит миссис Фицуильям. Внезапно ее привел в себя звонкий детский голос:

― Эй, мисс, если вы ищите чаечьи яйца, то сейчас  еще рано.

Мэри обернулась. Перед ней стоял кудрявый темноволосый мальчик лет четырех. Он был бедно одет, но держался с непередаваемой важностью.

― Что ты говоришь, малыш? ― Мэри присела перед ним на корточки. ― Ты откуда?

― Я иду из порта с мамой и сестрой. Мы ходили проведать отца. А вы не здешняя, да?

― Чарльз! Чарльз! Куда ты убежал, маленький негодник!

Мэри увидела вдалеке женщину, которая тащила за руку девочку лет пяти. Вскоре женщина подбежала к ним и крепко схватила за руку Чарльза.

― Вы его простите, мисс, ― сказала она краснея. ― Он такой болтун.

― Ну что вы... ― улыбнулась миссис Фицуильям. ― Ваш мальчик очень кстати нашел нас. Дело в том, что мы заблудились и не знаем куда идти.

― А куда вы хотели попасть? На рынок? О пойдемте, я провожу вас.

Их новую знакомую звали Элизабет Диккенс. Она была женой портового клерка и прекрасно зала город. Благодаря этому знакомству миссис Фицуильям и Мэри быстро освоились в новом городе. Маленькая Фанни, дочка миссис Диккенс дичилась и пряталась  за юбками матери, но Чарльз оказался по-настоящему любезным кавалером. Он рассказал столичным дамам где они могут купить самые вкусные леденцы в Портсмуте и обещал их на следующий день споовождать их в порт.

― Мы посмотрим на корабли и выберем самый лучший для вас, ― сказал он, услышав, что дамы собираются в морское путешествие. ― Я живу рядом с портом, на Эдинбург-роуд, а мой отец ― важный начальник. Так что вы получите самое лучшее, что только есть у нас  городе.

― Может быть ты будешь нашим капитаном? ― предложила Мэри.

Но Чарльз покачал голвой.

― Нет, мисс, спасибо. Я не могу. Я пойду в школу и стану судьей.

Мэри со вздохом подумала, что даже этот четырехлетний джентельмен смотрит в будущее куда с большей уверенностью, чем она сама. Купив на рынке все необходимое, они вернулись в пансион

 

Вскоре туда же пришли мистер Дарси и полковник. У мужчин тоже выдался удачный день ― они встретились в порту с другом полковника лейтенантом Гордоном и осмотрели выставленный на продажу корабль. Это была бригантина «Черный бык» водоизмещением 278 тонн. Днище ее было обшито медью, а на борту, кроме припасов, парусов, стоячего и бегучего такелажа находились также вооружена шесть бронзовых карронад. Бригантину оценивали в  1750 фунтов и она с первого взгляда понравилась и поковнику и своему будущему капитану. Мистер Дарси осмотрел  уютные каюты, отделанные кленом   «птичий глаз» и позолоченной медью и также остался доволен.

― Ну что ж, значит на днях мы подписываем купчую, останется только нанять команду и придумать кораблю имя, ― подытожил полковник. ― Как насчет «Гордости Пемберли».

Даси хмыкнул.

― Корабль нашел ты, так что как насечет «Розы Розингса»?

― «Звезда Елизаветы»!

― «Жемчужина Катарины»!

― Ммм... Давай спросим у Джорджианы. Как-никак она у нас главная пассажирка.

Но Джорджиана выслушав предложение кузенов решительно отказалась переименовывать корабль.

― Мне нравится название «Черный бык» ― сказала она. ― Мне кажется этот бык принесет нам удачу

Так бригантина осталась «Черным быко»

 

Глава 18.

 

Ночью сильный ветер разметал тучи и к утру стих. Наконец-то выдался настоящий весенний день. Солнце пригревало так ласково, что после завтрака миссис Фицуильям разрешила Джорджиане ненадолго спуститься в сад.

Мужчины снова оправились в порт. Клара, горничная Джорджианы, убиралась в комнатах. А Мэри решила, что сейчас самое время проветрить их с Джорджианой платья. Им будет токже полезно прогулятся на свежем воздухе перед долгим путешествием в сундуках.

Миссис Фицуильям и Джорджиана, побродив среди перкопанных клубм и нагуляв на щеках здоровый румянец вернулись в дом.

Мэри вынесла в сад табурет, вытащила самый большой сундук и принялась развешивать платья на высоко подвешенной веревке. Она наслаждалась солнечными лучами легким ветерком, который играл с ее  домашним платьем, и размышляла о том, успеет ли навестить миссис Диккенс до отплытия. Страшные мысли, мучавшие ее на мосту через Темзу больше не возвращались. Мэри вполне примирилась с тем, что она ― ничтожество и не способна совершить что-то по собственной воле. Теерь она хорошо понимала почему раньше Лидия, Китти и даже Лиззи так часто подтрунивали над ней. Конечно же она была смешна со своими претенциями. Странно, но жить с этим сознанием оказалось проще, чем она предполагала. Просто теперь она не пыталась изображать из себя то, чем не являлась, а удовлетворялась тем, что чем могла помогала окружающим.

Мэри радостно улыбнулась своему новому платью, которое как раз пристраивала на веревке и замурлыкала под нос:

 

My bonny is over the Ocean

My bonny is over the Sea.

 

И тут из за спины ее окликнули:

― Милочка, ты не знаешь, могу я поговорить с мистером Дарси?

Мэри ойкнула, закачалась на табурете, замахала руками, но все же удержала равновесие и обернулась.

Перед ней стоял молодой хорошо одетый джетельмен. У него были густые темно-каштановые волосы,  мягкие темно-карие глаза, открытое лицо и нос горбинкой. Очевидно сначала он решил что видит перед собой служанку, но теперь, когда Мэри обернулась он понял свою ошибку и залился румянцем так, что даже уши порозовели.

― О мисс... я... простите... поверьте... я никогда бы не осмелился...

Его смущение было столь заразительно, что Мэри и сама почувствовала, что краснеет. В самом деле ― ну что она за глупышка! ― только ей могло прийти в голову приехав в чужой город тут же влезть на табурет и развешивать белье, распевая куплеты, уместные разве что в устах горничной, и вводя в заблуждение местных джентльменов.

― Мистер Дарси... его сейчас нет дома... я могу позвать миссис Фицуильям, его свояченицу.

― Нет-нет, что вы, мисс, спасибо... не стоит ее беспокить... лучше я зайду позж..

 

Мэри была уверена, что больше никогда не увидит этого симпатичного молодого человека. Но она ошибалась. Он действительно зашел вечером, и на этот раз был принят  вполне «по протоколу».

Молодого человека звали Артур Хантингдон и он находился в Портсмуте с тем же намерением, что и мистер Дарси с той лишь разницей, что сопровождал в Италию не сестру, а свою престарелую мать. Не располагая значительным состоянием он не мог позволить себе купить судно и дожидался отправки пакетбота. Узнав в порту о приезде мистера Дарси и о покупке «Черного быка» он решился попросить нового хозяина судна принять их с матерью в качестве пассажиров.

Мистер Дарси обещал подумать. Но, проводив молодого человека и вернувшись в гостиную высказался довольно резко.

― Это ― семейное путешествие. Юноша очень мил и вежлив, и его мать, я не сомневаюсь, почтенная леди, но корабль слишком мал и присутствие чужих людей будет смущать Джорджиану и Мэри.

― Дарси, ты опять подходишь ко всему слишком серьезно. По-моему, наоборот, вы получите приятных попутчиков, а Джорджиане и Мэри будет на что посмотерть кроме твоей кислой физиономии, которую они и так уже знают наизусть.

― И... мистер Дарси... боюсь мысль о том, что мы заставили почтенную матушку этого молодого человека совершить путешествие на пакетботе будт смущать нас гораздо больше...

Мэри выпалила это единым духом, опустив глаза и заливаясь румянцем. Джорджиаа поддержала ее:

― В самом деле, милый брат, я думаю мы не должны отказывать.

Дарси оставалось только развести рукам

 

Глава 19.

 

Мать Артура ― миссис Маркхем (такую фамилию она приняла во втором браке) оказалась маленькой тихой женщиной с одетой в глубокий траур. К сожалению в первые дни плавания пассажирам «Черного быка» так и не удалось познакомиться поближе. Тот солнечный день так и оказался единственным исключением в череде непогожих и все одиннадцать дней, пока «Черный бык» пробирался к Гркулесовым столбам, сильно штормило.

Миссис Маркхем и Джорджиана жестоко стадали от морской болезни, Дарси также плохо переносил качку и почти не выходил из каюты. В довершение всего сегла Клара ― горничная Джорджианы и все заботы приняла на себя Мэри. Впрочем, она была только рада тому, что день забит до отказа мелкими делами и у нее не остается времени на размышления.

Мэри и Артур Хантингдон иногда сталкивались на пороге камбуза, обменивались ласовыми улыбками и словами поддержки и снова расходились о каютам, унося своим подопечным бульон или ча

 

Мэри захватила с собой «Потреянный рай» полученный ею на рождество и пыталась читать его Джорджиане, но торжественные строки Мильтона наводили скуку на обеих путешественниц.

― По-моему я видела у тебя в саквояже еще одну книжку, ― сказала как то Джорджиана, со вздохом откладывая рукоделье, на котором за последние полчаса не сделала и двух стежков.

― Да, но... понимаешь, это о человеке, который потерпел кораблекрушение и мне кажется...

― Ну, по крайней мере мне будет легче посочувствовать ему, чем этому зануде Адаму, ― возразила Джорджиана. ― Кроме того, раз он написал потом книжку, значит он спасся.

― Да, конечно спасся. Но прежде он попал на необитаемый остров и прожил там почти двадцать лет в лесу в собственноручно построенной хижине...

― В самом деле? Звучит многообещающе. Милая Мэри, давай скорее сюда своего лесного жителя мне не терпится с ним познакомиться. Да, кстати о книжках. Сюда заходил Фицуильям и забыл свою. Ты не отнесешь ему? Я знаю, он любит почитать перед сном.

Мэри достала из саквояжа своего верного «Робинзона Крузо», протянула его Джорджиане и приняла из ее рук маленький переплетенный в кожу томик in quarto.

В коридоре она не сумела совладать с любопытством и взглянула на титульный лист книги. Первое слово выглядело как Seneca, а дальше она ничего не смогла разобрать. Кажется, это было на иностранном языке. Но  не по-фанцузски ― Мэри немного знала французский. И тут ее словно обожгло ― неужели перед ней та самая таинственная латынь. Ну конечно ― ведь мистер Дарси такой ученый! Конечно же это на латыни!

Корабль кчануло, Мэри ухватилась рукой за стенку. «Seneca, Seneca», ― пошептала она. Звучит как женское имя. Может быть мистер Дарси читает роман, а Seneca ― его героиня? Но нет, мистер Дарси не из тех, кто читает романы даже на корабле во время качки. Наверное Seneca ― это какая-нибудь древнелатинская царица, а может быть это какая-то местность, где состоялась великая битва?

Так или иначе книгу нужно было возвращать. Мэри осторжно постучала в дверь каюты мистера Дарси.

― Кто там? ― спросил он.

― Мистер Дарси, у меня ваша книга. Вы забыли в каюте у Джорджианы.

Мистер Дарси распахнул дверь. Судя по стоявшей на столе чернильнице и лежавшим листам бумаги он как раз писал исьмо.

― Да, Мэри, спасибо, ― сказал он, принимая книгу из ее рук. ― Ну как сегодня Джорджиана?

― О гораздо лучше, мистер Дарси. Она поспала, а потом попросила у меня книгу и теперь читает.

― Отличная новость. А ты сама как Мэри? Не устала?

― Ну что вы! Этот корабль не достаточно велик, чтобы устать.

― О! Ну в любом случае спасибо.

Мэри понимала, что сейчас ей самое время уйти, но не уходила.

― Мистер Дарси, ― спросила она не поднимая глаз. ― А латынь выучить трудно?

― Что? ― он не стал скрывать удивления. ― На самом деле не так трудно, как кажется некоторым лентяям. Римляне были большими любителями порядка, у них во всем была своя система в том числе и в языке. Если сосредоточиться на этом ― трудностей не будет.

― А женщина... могла бы выучит латынь?

― Хм... женщина... Собственно говоря, почему бы и нет. Многие женщины любят порядок, не так ли? ― он неожиданно улыбнулся и Мэри едва е подпрыгнула а месте от изумления. Она знала, что мистер Дарси умеет улыбаться, так, изредка, но никогда не думала, что сама сособна вызвать его улыбку.

― На самом деле я думаю, что женщинам было бы легче учиться если бы их избавили от попечения гувернанток, ― продолжал мистер Дарси задумчиво. ― Я имею в виду прежде всего этих французских модисток, которые приезжают из-за моря учить англичанок щебетать по-французски. Больше всего они боятся, что их подопечная нажалуется на них своей матери, вот и пытаются заискивать перед нею.  В результате получается не учеба, а сплошная болтовня и девочка привыкает к мысли, что всему можно научиться шутя, между делом, не прикладывая усилий.

― Но... мистер Дарси, мистер Локк пишет, что язык легче всего учить в живом общении, и... он даже советует отцам найти для сыновей студентов, которые будут говорить с ними о латыни...

Мэри не поверила своим ушам... она разговаривает... да в самом деле она разговаривает с мистером Дарси... и даже возражает ему... и на какую тему!

― Ну, мистер Локк, конечно великий философ, но здесь он по-видимому ошибался, ― ответил мистер Дарси. ― Латынь и греческий ― мертвые языки и не надо их искусственно оживлять. Я не хотел бы чтобы мой сын осведомлялся по-латыни что у нас сегодня на завтрак или какая на улице погода. Это отдает шутовством. Я хотел бы, чтобы моя сын... хм... или дочь придя в достаточный возраст смогли читать тесты великих римских и греческих философов, историков, поэтов, трагиков, следить за их мыслью, сознавать всю их ценность для нашей культуры, а не трещали на латыни, как попугаи. Впрочем, здесь мои соображения чисто теоретического свойства. Я не сомневаюсь, что Элизабет уже составила план образования наших детей и не сомневаюсь, что он превосходен. Да, кстати, если  хочешь написать домой сейчас самое время. Послезавтра мы пришвартуемся в Гибралтаре и я отправлю письма.

― Да, спасибо, мистер Дарси. Спокойной ночи.

― Спокойной ночи, Мэри. Отдохни как следует.

В коридоре Мэри прислонилась к стене и сжала ладонями пылающие щеки.

«Счастливица Элизабет! ― подумала она. ― Они неверное часто так разговаривают!»

В этом было что-то головокружительное ― обмениваться мыслями с мужчиной, выслушивать его замечания, точнее формулировать свою идею и помогать ему сформулировать свою. От этого в самом деле пол уходит из-под ног.

Впрочем она тут же сообразила, что, вероятно, семейное счастье Элизабет заключается не в одних разговорах и смутилась еще сильнее.

Об одном Мэри жалела ― она так и не решилась спросить у мистера Дарси кто такая Seneca. Теперь ей долго этого не узнать. Вряд ли она скоро наберется достаточно, что смелости, чтобы снова вступить с ним в разгово

 


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments