Never be ordinary! (elpervushina) wrote,
Never be ordinary!
elpervushina

Ткань и кожа

По просьбе frau derrida начинаю серию постов об использовании тканей и кожи в одежде средневековья. И начнем мы, как водится, в Древнего Рима

М.Е. Сергиенко Жизнь в Древнем Риме

Гораздо лучше осведомлены мы об одежде и крестьянского, и ремесленного люда: кроме богатого археологического материала (статуи, рельефы, могильные плиты и саркофаги), мы располагаем хорошими, часто вполне достоверными литературными данными. И тут на первом месте следует назвать Катона, давшего список одежды, которую хозяин должен припасти для своих рабов (59). Можно не сомневаться, что раб любого племени, попавший в ита­лийскую усадьбу, получал ту же еду, которой питалось все окре­стное сельское население, и одевался в ту же рабочую одежду, которую носил италийский крестьянин. Одежда эта состояла из туники — длинной рубахи с короткими, не доходившими до локтя рукавами', и плотного толстого плаща (кадит), надежной защиты от дождя, ветра и холода. Для туники брали два полот­нища и сшивали их вместе так, чтобы для головы оставалось от­верстие (тунику надевали через голову). Иногда у туники имелся только левый рукав; правая рука оставалась совершенно свобод­ной, а полотнища туники прихватывались на правом плече за­стежкой: туника получала тогда вид эксомиды, излюбленной одежды греческого ремесленника. Туника не стесняла движений, закрывая спину и грудь от непосредственного воздействия холода или зноя, она позволяла телу дышать воздухом, и работник в ней не изнемогал от жары. В холодное время года и в ненастье сверх туники надевали плащ, который Катон называет сагум и который упоминается и у Колумеллы.

Сагум был плащом римских солдат, военной формой, которую обычно противопоставляли гражданской тоге. Это четырехуголь­ный кусок толстой грубой шерстяной ткани, который накидывал­ся на спину и застегивался фибулой на правом плече или спереди под горлом. В него можно было завернуться целиком и можно было забросить обе полы за спину: движений он не стеснял. В солдатском быту такой плащ был незаменим при длительных пе­реходах и при стоянии на часах. Не мешал он и во время сраже­ния: его закидывали на левую руку или отбрасывали назад за спи­ну; в таком виде изображены сражающиеся солдаты на колонне Траяна. Вряд ли, однако, такой покрой удобен для людей, рабо­тавших круглый день на воздухе: плащ, закинутый за спину, ос­тавлял всю переднюю часть тела открытой ветру, дождю и холо­ду, а завернуться в него при работе было невозможно. Одежда женщин из бедных и трудовых слоев населения была снабжена рукавами, и, конечно, плащи, которые Катон покупал своим ра­бам, должны были иметь рукава или по крайней мере отверстия, куда можно было просунуть руки. Колумелла рекомендовал выда­вать рабам на холодное и дождливое время «шкуры с рукавами», т. е. кожухи и «плащевидные капюшоны». Эти капюшоны поминает уже Катон; в дождливые дни рабы должны были подумать об их починке (2.3); покупать их ре­комендовалось в Калах и Минтурнах (135.1). Это короткие пеле­рины, которые закрывали плечи, грудь и часть спины, с остроко­нечным башлыком, надевавшимся на голову. От башлыка на грудь иногда спускались длинные концы, которые завязывали спереди, защищая от холода горло. На путешественниках, которые закусы­вают в харчевне (помпейская фреска), надеты такие пелерины. Были плащи и другого покроя: короткая сплошная накидка с единственным круглым отверстием для лица — нечто вроде меш­ка, только пригнанного по фигуре человека. К плащу можно было добавить такую пелерину: Колумелла считал, что если рабов одеть в «шкуры с рукавами» или в плащи с башлыками, то «нет такой

невыносимой погоды, чтобы нельзя было хоть немного да порабо­тать на открытом воздухе» (Со1. 1.8.9).

Изношенные туники и плащи в хозяйстве не пропадали даром: из них вырезали куски покрепче и сшивали из них. Так как они упоминаются в качестве попон для мулов (!ЛУ. VII. 14.7), и мы знаем, что римские пожарные намачивали их в уксусе и пользовались ими для туше­ния огня, то, по-видимому, это было нечто вроде наших лоскут­ных одеял, только суконных. Бедняки спали на них (8еп. ер!81. 80.8) и покрывались ими так же, как и рабы. Колумелла, однако, упоминает эти одеяла среди теплой одежды, надеваемой в холода (1.8.9); по всей вероятности, в них заворачивались, как заворачивались в толстые большие платки женщины в старой украинской деревне.

Катон считал, что рабу надо выдавать по тунике на один год и по плащу на два (59). Норма эта была не только скупой, но и жестокой. Отсутствие перемены у работника, который все время возится с землей, с навозом, с животными и не может не запач­каться, означало просто, что часть времени он работает голым: грубошерстная одежда, грязная, вымокшая от пота, «кусающая­ся», требовала постоянной стирки, а стирка шерстяных вещей в античности была не домашним делом, как у нас теперь, а специ­альностью фулонов. Имея одну-единственную тунику, раб дол­жен был, если он не хотел схватить мучительной накожной бо­лезни, или часто прополаскивать свою одежду (как следует вы­мыть ее при отсутствии мыла вообще у древних и разных снадо­бий, которые имелись у фулонов, он не мог), или при малейшей возможности ходить раздетым.

Был ли гардероб крестьянина богаче? У братьев Вейаниев, ко­торые ежегодно продавали меда на 10 тыс. сестерций (Уаг. г. г. 111.16.10—11) была, конечно, не одна туника; многосемейному бедняку, сидевшему на крохотном участке, часто, вероятно, было не по средствам обзавестись сменой одежды для себя и своих близких.

В качестве обуви сельское население носило деревянные баш­маки. Катон выдавал их рабу по одной паре на два года. Надевали их, надо думать, только в жару и в грязь.

...

Главным материалом для одежды в древней Италии была шерсть: из шерсти ткали и туники, и тоги, и плащи. Выбор этого материала был продиктован опытом многих поколений: шерсть гигроскопична, она впитывает пот и предохраняет тело от охлаж­дения, от простуды. Шерстяные ткани были самого разнообразно­го качества. Превосходную шерсть давали овцы из Южной Ита­лии, где разводили преимущественно апулийскую породу. Очень ценилась шерсть тарентских овец, отличавшаяся белизной, мягко­стью и особым блеском. Марциал говорит, что самые дорогие и красивые тоги ткали из этой шерсти. Были, однако, эти овцы очень нежными и прихотливыми, требовали особого внимания и заботы, и такой трезвый хозяин, как Колумелла, не советовал их держать. Об апулийской шерсти Страбон пишет (284), что она мягче тарентской, но не отличается таким блеском. Плиний, одна­ко, называет ее «превосходнейшей» (VIII. 190)5.

В I в. н. э. большой славой пользовалась шерсть из долины По. Об этом свидетельствуют и Колумелла (УН.2.3), и Плиний (VIII. 190). Страбон пишет, что овцы из окрестностей Пармы и Мутины давали «мягкую... и самую красивую шерсть»; грубую шерсть овец из Лигурии и от инсубров употребляли для рабской одежды; шерсть овец патавийских считалась шерстью среднего качества, и из нее делали ковры и особые косматые ткани с ворсом (81г. 218).

Лен в Италии сеяли во многих местах: в Цисальпинской Гал­лии и в Лигурии (Фавенция и Ретовий), в Кампании под Кумами и в области пелигнов (Р1. ХГХ.9—12). Льняное полотно, однако, шло главным образом на паруса, на тенты, которые натягивали над амфитеатрами и театрами в защиту от дождя и солнца; Цезарь затянул весь Форум и Священную Дорогу от своего дома до Ка­питолийского взвоза; «это показалось более замечательным» чем даже гладиаторские игры, им данные» (Р1. XIX.23). Из льняной пряжи делали тенета и сети для звериной и рыбной ловли. Льня­ную одежду носили жрецы Исиды; женщины, отправлявшиеся молиться в ее храм, облекались также в полотняные туники. Ши­рокое распространение льняные ткани получили только при по­здней империи.

Римляне сначала познакомились с так называемым «диким шелком», который дает дикий шелковичный червь —bombyx и одежды из этого шелка назывались bombycina  bkb gjыделки, «косскими одеждами» (на острове Кос изго­товлением этих шелковых материй занимались с давних времен). Появились они в Риме в конце I в. до н. э., и мода на них продер­жалась не дольше 100 лет, но в течение этого времени они были мечтой гетер и предметом негодования для морализирующих фи­лософов и поклонников старинной строгости нравов. Легкая, обычно пурпурная, часто расшитая золотыми нитями, совершенно прозрачная, «эта одежда обнажала женщин» (Р1. Х1.76). «Можно ли назвать одеждой то, чем нельзя защитить ни тела, ни чувства стыдливости... их достают за огромные деньги, чтобы наши матро­ны показывали себя всем в таком же виде, как любовникам в соб­ственной спальне», — негодовал Сенека. В тех кругах, однако, где завязывали любовные связи поэты первого века империи, эти прозрачные ткани были очень любимы: Немези­да Тибулла желает одеваться в «косские одежды» (Н.3.53 и 4.29); возлюбленная Марциала сообщает ему, что продаются краденые ЪотЬуста: их можно купить дешевле, и это будет для него про­сто выгодно (Х1.50.5). Видимо, эти ткани ее не удовлетворили, и она потребовала от своего несговорчивого любовника «самого лучшего китайского шелку с Этрусской улицы» (Х1.27.11).

Настоящий китайский шелк появился в I в. н. э. и быстро вы­теснил «косские одежды»: после Плиния Старшего и Марциала они в литературе уже не упоминаются. В штате Марцеллы, жены Агриппы (время Августа), была рабыня Фимела, на обязанности которой лежал присмотр за шелковыми одеждами хозяйки; она

Одежда

так и звалась: sericaria. Так как шелк был очень дорог и тяжел, то шелковые материи, приходившие из Китая, под­вергались своеобразной обработке: их распускали и ткали наново, подбавляя льняной или хлопковой пряжи. Одежда из такой «по­лушелковой материи» быстро вошла в моду; Тиберий напрасно пытался запретить ее ношение мужчинам. Чистый шелк получил широкое распространение в богатых слоях только с III в. н. э.


Также кожи использовались для изготовления доспехов легионеров. Об этом можно почитать здесь:

http://www.roman-glory.com/01-05-05

Продолжение следует
Tags: ткань и кожа
Subscribe

  • Сны эпохи постмодерна

    Во сне читаю сборник рассказов какого-то еврейского писателя — толстый темно-красный томик, с черным силуэтом автора на обложке. Один рассказ…

  • Внезапно стихи :) Белые.

    Наткнулась сегодня на очередное обсуждение Цветаевой. Актуально, ничего не скажешь. Даже по-моему теми же лицами, которых я встречала лет…

  • (no subject)

    Сегодня я пережила одно из самых сильных разочарований в жизни. Я почему-то думала, что история загадочного исчезновения воспитанниц пансиона в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments