Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Шубад

Эпидемиологический тур в Италию. Бравурный финал

Глава 9
Долгий путь со штрафной стоянки

Иль чума меня подцепит,
Иль мороз окостенит,
Иль мне в лоб шлагбаум влепит
Непроворный инвалид.

Иль в лесу под нож злодею
Попадуся в стороне,
Иль со скуки околею
Где-нибудь в карантине.
А.С. Пушкин

Я все искала подходящий повод рассказать от тосканском хлебе. Поскольку это уже последняя глава, а другого повода может  не представиться, расскажу здесь. Исторически Тоскана — это именно хлебная житница. Макароны и паста здесь долго были непопулярны (спагетти — это, скорее, южное блюдо), картофель, гречка, рис — тем более не котируются, и именно хлеб является традиционным гарниром не только к  bistecca alla fiorentina (см. главу 5), но и вообще к мясу.  Так, по крайней мере, писала Елена Костюкович — основой источник моих сведений об итальянской кухне. Она описывала «неччи» — лепешки из каштановой муки изобретенные в Пистойе, «брускетту» — «теплый сухарь, политый маслом и намазанный чем-то хорошим поверху», «хлеб святой Бригитты», «берлингоцци» — «колечки  типа хвороста, хрустящие снаружи и мягкие внутри», сладкий хлеб с пряностями и цукатами и т.д.
В реальности — не тут то было. Весь хлеб, который мне попадался в Тоскане, был белым, типа багета, а по вкусу напоминал опилки. Только при последнем нашем посещении магазина нам удалось купить серый и вкусный хлеб. Я даже сохранила этикетку. Это был Pan di Macina — «из муки перемолотой в каменных жерновах, после 40 часов подъема с закваской,  100% итальянский». Видимо, итальянцам этот хлеб тоже нравится, потому что мне досталась последняя буханка в супермаркете, случайно завалившаяся на полку с багетами.
Случайное открытие, пока я изучала этикетку: дрожжи по-итальянски «lievito madre» — «летающая мать».

***
Итак, красная зона.Collapse )
С кошкой

Еще один человек практически софрмулировал мои мысли


Правда только в первой части. со второй я категорически не согласна, поэтому написала свою. Вариант автора прочтете по ссылке.

Оригинал взят у cat_gekata в post
Оригинал взят у o_dysse_y в post
Оригинал взят у maria_gorynceva в post
Если женщины хотят, чтобы их чувства перестали обесцениваться близкими, прежде всего мужчинами, им самим надо прекратить называть свой плач истерикой.

Пароксизм горя, слёзы бессилия, ярости, страха - это всё не имеет никакого отношения к истерике в медицинском смысле. Зато это даёт вашему мужчине хорошую возможность ударить вас - истерики ведь надо прекращать пощёчиной! При этом никто, кого я спрашивала, не может внятно описать клиническую картину настоящей истерики и объяснить, чем она отличается, например, от выражения сильного горя.

Ваш мужчина может кричать на вас, бросаться в вас предметами, бить посуду, называть уничижительными словами, даже понимать на вас руку. Это будет называться величественно: ГНЕВОМ. Или злостью в крайнем случае. Если же вы позволите себе просто высказать недовольство, даже аргументированно и спокойно, вам скажут, что у вас истерика.
Collapse )
Айн

если им грустно, не плачут они, а смеются, если им весело -- вина хорошие пьют

Из записи неважно кого, неважно о чем:

"Даже жалость способна убивать. Не сострадание, в виде необходимой и ненавязчивой помощи, а жалость. Жалость, это когда тебя сторонятся как от чумы, но при этом изображают на лице и в словах сострадание."

Когда все понятия так перекручены сразу возникает вопрос: где человек рос? с кем? как? неужели в его окружении не было никого, кто выдавал бы нормальные эмоциональные реакции?
И да, на основании своих наблюдений за окружающей действительностью могу сделать вывод: может быть и не было.
Мне очень повезло, что у меня в детстве были три деревенские бабушки (три сестры) прошедшие войну, эвакуацию, блокаду, и чрезвычайно душевно здоровые.  Они смеялись от радости, плакали от горя, когда было голодны -- искали что поесть, ссорились когда заступали за личные границы, любили детей за то, что они (дети) будут жить, когда они (бабушки) умрут, а на ночь рассказывали страшные истории.
И тем, что у меня сохранились еще какие-то ошметки душевного здоровья я обязана им.
Шубад

Гордость и предубеждение глава 7

Дискуссии о пеших прогулках.

 

В седьмой главе отношения между семействами Беннетов и Бингли продолжают развиваться. Джейн получает приглашение от сестер мистера Бингли провести день в Незерфильде. Миссис Беннет придумывает хитрый план: небо облачное и возможно к вечеру пойдет дождь. Если не давать Джейн экипажа и отправить ее в Незерфильд верхом, она вынуждена будет из-за дождя остаться ночевать в гостях и сможет весь вечер пленять своей красотой мистера Бингли. Однако последствия оказываются гораздо серьезнее. Джейн попала под дождь и сильно простудилась. Элизабет обеспокоена и хочет навестить сестру. Верхом она ездить не умеет, лошади по прежнему недоступны, и Элизабет отправляется в путь пешком. Ей предстоит пройти три милиоколо пяти километров.

Collapse )